Друидизм и кельтское язычество

Друид отправляется в Путь

моем сне я шагал по размытой дождем дороге и следы на ней говорили со мной о людях, которые прошли этот путь до меня. Я просил у следов указать мне, куда именно ушли эти люди, но они говорили только о направлениях, но не о конечном пункте.
По следами я пришел к мосту через реку, где река проточила известняк, образовав глубокое ущелье. Я спросил мост, куда направлялись люди, которые оставили следы, но мост говорил мне о многих людях, идущих в разные места, и о напряжении, которое он испытывал, когда люди шли по нему. Мост сказал: «Я был построен для того, чтобы люди не думали о реке, когда они шагают по этому пути. Я был построен для того, чтобы люди могли думать только о своем предназначении. И каждый год мое бремя становится более тяжелым, потому что с каждым годом появляется все больше людей, которые думают не о реке, но только о вещах, которые помогут им перейти через нее. Но я думаю о реке. Река — мой покровитель, потому что без реки меня бы не существовало».

И так я узнал, что люди, за которыми я следовал, это не те, кто идет по мостам, но те, кто проходит под ними. Я начал спускаться и мои следы следовали за мной.

Спустившись под мост, я пошел по лесной дороге. Люди ходят не через лес, как сказало бы большинство из нас, но между лесами, поскольку деревья, составляющие лес расположены вокруг, впереди и сзади идущего. И сказать, как обычно говорят люди, что Вы находитесь в лесу, это то же самое, что сказать, будто лес находится в Вас. Это глупо или мудро? Я спросил у деревьев, это я нахожусь в лесу или лес находится во мне?. Но деревья лишь сказали мне, что почва здесь очень плодородная, тонкая плоть между костями известняка, и что небо синее и порой оно становится темным, когда солнце отправляется на запад, чтобы найти там смерть. «Теперь спускайся к реке», сказали деревья. «Река — наш покровитель, без нее не было бы нас. Пройди под скалой и выйдешь к ее берегу, и ты найдешь там следы».

Я следовал за следами к отверстию в скале. Склон был крутым и тернистым, и камни были остры. Я видел проход в скале, где начиналась дорожка, ведущая вглубь, через ущелье в конце великой реки. Я стоял на краю, не осмеливаясь спуститься, потому что боялся за свою жизнь, но я поразился храбрости тех, кто прошел под скалой до меня, и с другой стороны я был поражен красотой реки. В своей нерешительности я крикнул скале: «Всем, кто подобно мне отправился в это путешествие ты угрожала острыми камнями и опасными утесами. Зачем эта враждебность?». И скала сказала «Милый странник, я не хочу угрожать тебе острыми камнями и опасными утесами, но река придала мне такую форму, вымывая меня год за годом. Углы моих камней остры, но они не так опасны в конце дороги, где медленно и вечно течет река, которая вовремя удаляет все лишнее». И когда скала говорила со мной, я знал, что опасность существовала в моем разуме, а не в скале, и я отправился дальше, к краю воды. И проход вовсе не показался мне длинным.

Я достиг основания ущелья, обрамленного высокими утесами, между которыми текла река. Я стоял на узком клочке почвы, справа от меня была скала, а слева начиналась река. Я мог удержать равновесие только стоя одной ногой на земле, а другой в воде. Я спросил у реки, куда ушли люди, и еще спросил, почему она питает одних и точит других?. Но река сначала сказала мне лишь о форме земли, и о смехе лосося, и о великом широком море, которое разлило свои воды на краю земли, которая была концом мира. «И я не знаю о том, что я питаю и точу», — сказала река. «Но я знаю, что мои истоки втекают во всё, а мои притоки пополняются от всего. И многие люди, великие герои и мудрецы, проплыли по мне, но немногие доплыли вместе со мной до конца. А теперь расскажи мне твою историю», сказала река. «Так, чтобы я могла узнать тебя, как одного среди тех, кто прошел этот путь прежде».

И вот, что я сказал реке: «Когда моя дневная работа была завершена, и я был сыт и защищен, и у меня было все необходимое для выживания и комфорта, старый Друид вновь приехал ко мне и вновь задал мне тот же вопрос, который задавал утром: «И что ты будешь делать теперь?». И я ответил, что те вещи, которыми я живу, делают меня по настоящему счастливым, и я ответил, что я должен вновь взяться за мою работу, которая никогда не завершится, и я ответил, что я должен искать знание ради знания — пищу и воду, необходимую для души. Тогда Друид сказал: «Но о какой душе ты говоришь? Это некая душевная субстанция или просто дым?». Тогда я увидел следы на земле. Следы, оставленные не ногами. Следы, оставленные людьми, которые были голодны телом или душой. И тогда я тоже стал голоден и отправился вниз, за следами, которые вели вниз и были оставлены людьми, которые искали знание, чтобы насытиться. И так я узнал, что существует такая вещь как душа. И так я начал оставлять свои следы. Я больше не тот, кто следует за следами, я тот, кто оставляет их».

И когда я закончил свою историю, я увидел, как на востоке встает солнце и, подобно ярким копьям бога, бросает лучи света в проход через ущелье, освещая мост, и деревья, и отверстие в скале, и дом у реки, который я прежде не замечал, где поселились Друиды, которые следовали за рекой до меня. И река сказала: «Иди же к ним и узнай, можешь ли ты присоединиться к их кругу. Скажи им, что ты пришел от меня, и не забудь то, о чем узнал, или тебя никогда не примут в доме, где обитает мудрость».

Катбад.
Записано в Роще,
в сезон Сауня, 1999.

Copyright (c) 2003 B. Myers

перевод — Александр МакГрегор, 2006