Жертва, индоевропейская традиция и современный друидизм

Множество ученых мужей потратили множество чернил, бумаги и времени, в попытках определить смысл жертвы. Их усилия были обречены изначально. Они пытались найти то, единственное, что стоит за каждым жертвоприношением. Но его нет. Жертва может иметь самые разные значения в различных культурах, а иногда – даже более одного значения. Сосредоточимся на смысле жертвоприношения в культуре индоевропейцев.

Я вижу здесь три значения: совместное употребление пищи, гостевые отношения, и взаимодействие с Хаосом. Давайте рассмотрим их по порядку.

Совместное употребление пищи является самым простым и самым очевидным из трех. Средний человек, при слове «жертвоприношение», вспоминает о жертвоприношениях древнего Израиля, где животные полностью предавались огню. Этот вид жертвы действительно существует в индоевропейской религии (приходят на ум ивовые корзины друидов), но они были скорее исключением, и я не буду говорить о них здесь. Обычная жертва весьма отлична. Вместо того, чтобы уничтожать животное целиком, определенные части (обычно несъедобные) отдают Богам посредством огня, но большую часть готовят и съедают участники ритуала. Жертва, таким образом, имеет общее происхождение со словом «жрать», т.е. «употреблять в пищу». Слово «еда», кстати, связано со словом «единство». Итак – Боги едят их долю, мы едим нашу, собираясь за общим столом. Употребляя одну и ту-же Еду, мы становимся Едины. Это – община в самом буквальном смысле.

Это приводит нас к следующему значению – гостевым отношениям. Слово «гость» неразрывно связано со словом «хозяин» и понятием «дом». «Гость» – это пришлый человек, посторонний, тот, кто пришел из за границ обычного для нас мира. «Угощение» – пища предлагаемая гостю – изначально была направлена на ассимиляцию пришельца в общину. В свою очередь гость приносит «гостинцы» – дары из внешнего мира. Возникает процесс обмена.

Обмен заложен в самой природе. Это основа, которая устанавливает и поддерживает всю Вселенную. Рассмотрим индоевропейскую космологию. Дерево (ось мира) питается водами Источника, отдавая ему свои плоды. Этот процесс обмена дарами поддерживает все миры и взаимосвязь между ними.

Человеческие отношения устроены по тому же образцу. В индоевропейском обществе, отношения установливаются и поддерживаются через обмен подарками. Скупость не поощряется.

Тот же принцип лежит в основе отношений между человеком и божеством. Мы преподносим дары нашим богам, они приносят нам благословения. Это похоже на обычную сделку, но есть что-то большее…

Отделенная часть сохраняет память о целом. Объекты, бывшие в контакте друг с другом, продолжают взаимодействовать после разъединения. Обмен – объединяет. И это то, что составляет основу дружбы. Принимая Богов, как гостей – мы становимся их друзьями.

Последний момент является самым тонким. Жертва – позволяет нам взаимодействовать с Духами Внешней Тьмы, являясь возможностью их силе и жизни войти в наш Космос не разрушая, но оживляя его. Жертва – это возможность управлять Хаосом.

Но сначала еще немного космологии. Вспомним отношения между Деревом и Источником. Воды Источника соединяются с глубокими водами, которые, по индоевропейской космологии, поддерживают и окружают землю. Но “там, обитают драконы”. Это место, где живут Посторонние, вне нашего Космоса, нашего упорядоченного мира. Там Хаос, власть энтропии, которая уничтожила бы наш порядок, разрушила бы Космос если бы проявилась в полную силу.

Но Дерево питается водами Источника. Как это возможно? Как Хаос может поддерживать Космос?

Космос может стать жестким и ломким. Порядок может задохнуться. Известные пути могут стареть и умирать. В бурлящем потоке, вырывающемся из Источника есть Жизнь, и именно Ее воды дают Дереву – напиток оживления, поднимающийся, чтобы стать соком, чтобы ветви Дерева не стали сухими палками. И взамен Дерево, согласно гостевому договору, дает свои плоды Источнику.

Но, причем же тут жертва? Взаимодействие с Посторонними, описанное здесь как отношения между Хаосом и Космосом, между Источником и Деревом, проясняют смысл жертвы, где происходит фактическая смерть животного. Смерть – инструмент Хаоса. Живое существо уходит из упорядоченной жизни в распад смерти. Убийство – дар Внешней Тьме, и с этим даром Космос открывается Хаосу, чтобы принять его дары. Жизнь освобождается от ограничений формы, граница разрушена, и Хаос является, потоками вод угрожая сокрушить Космос, смыть Дерево, разрушая его корни и ветви. Неконтролируемый, Хаос приносит беду, и это – то, чем грозит убийство животного.

Почему же мы предлагаем Хаосу войти? Почему мы рискуем нашим миром? На то есть причины. Во первых Космос нуждается в Хаосе, чтобы остаться в живых. Власть Порядка – это полная неподвижность, но Жизнь – это движение… Она нуждается в изменениях. Альтернатива – смерть.

Во вторых, Хаос придет, хотим мы того или нет. Энтропия затрагивает все, независимо от желаний и действий. Наша единственная надежда в том, чтобы впустить Хаос так, чтобы он оживил, но не сокрушил нас.

Брюс Линкольн (1986) показал, что индоевропейский миф творения основан на жертвоприношении. Через жертву установлен порядок, и через ее повторение порядок поддерживается. Когда мы приносим жертву, мы возвращаемся туда, в момент сотворения Космоса, в точку, где Источник и Дерево соединяются.

В точку, где бесформенное обретает форму… Где потенциальные возможности, проявляясь, обретают границы и ограничения… Где Бесконечность приносит себя в жертву Времени…

Установление границ – последний смысл жертвы. Жертва – способ призвать и контролировать Хаос. Она поддерживает движение Космоса.

Святость Пищи, Святость Даров, Святость Договора между Порядком и Хаосом – жертва позволяет нам прийти к Священному и поддерживает нас там.

Великолепные слова, и я надеюсь, что они помогли рассеять часть отвращения и непонимания окружающего жертву. Это не примитивные предрассудки спящего разума, рождающего чудовищ… Это намного более тонкая и красивая вещь.

Но какое отношение все это имеет к современному друидизму? Неужели мы собираемся начинать приносить в жертву животных?

Во времена начала возрождения движения, жертва животных была вне закона. И причины того, почему это так, все еще есть. Мы не имеем обученных этому специалистов; нет никаких Жрецов-жертвователей. И любая попытка жертвы, вероятно, закончится в кровавом беспорядке. Она призовет Хаос в неконтролируемой форме, принесет Богам неудовлетворительное подношение, и даст нам нечистую пищу для нашего общего стола. Это то, что касается мистики.

Уже только одна связь с общественностью является достаточной причиной запретить жертву. Евреям разрешено иметь их кошерные скотобойни, мусульмане могут резать животных согласно их правилам, но общество еще не готово принять языческие кровавые жертвоприношения. Надлежащая жертва значительно более гуманна чем способ убийства используемого в скотобойнях. Но время общественного понимания еще не пришло…

Это, однако, не означает, что нет места для жертвенных образов в ритуалах. С древнейших времен считалось весьма приемлемым заменить животное хлебом, если было невозможно пожертвовать животным. В Зороастризме и Индуизме, склонных к отказу от насилия, жертвы давно были замененны хлебом и рисом. И это возможность для нас – заменить жертву животных жертвой зерна, оставаясь все же на Древнем Пути.

В ритуале современных друидов, жертва была заменена подношениями почтения. Плоть жертвенного животного – Водами Жизни. И от этого нет необходимости отказываться. Но один путь явно отсутствует. Формат ритуала не учитывает жертву Хаосу. Воды врываются в мир, но мы не сформировали канала для них. Они входят, но не контролируются. Хаос явлен, но не упорядочен.

Эта проблема может быть решена, без насилия к формату ритуала, и не оскорбляя современную чувствительность. Древняя практика ритуальной замены является ключем. Животное может быть заменено хлебом. Символичное внешне, становится фактическим в контексте ритуала. Назвав хлеб живым существом и воспринимая его, как живое существо, мы проведем ритуал жертвоприношения столь же эффективно, как если бы это было живое существо.

Я участвовал в этом виде жертвоприношения. В одном случае использовался круглый хлеб, во втором – хлеб в форме животного. В начале мы обратились к Богам, чтобы установить тождество хлеба с соответствующим животным. Затем “животное” было опрыскано водой и зерном, а затем “убито”, т.е. разделено соответствующим животному инструментом (поскольку мы приносили в жертву быка, мы имспользовали топор). Хлеб был разделен пополам, и его левая часть еще раз пополам. Главная часть, была помещена в огонь, как доля Богов. После подношений почтения было взято предзнаменование. А затем одна половина из оставшихся была разделена среди участников наряду с Водами, а другая была отдана Посторонним, таким образом, позволяя им войти в наш Космос.

Сами Воды были идентифицированы с жертвой. Это было сделано, с помощью вливания их в чашу, т.е. обретения ими границ. Таким образом, Воды стали жертвой со стороны Хаоса, как хлеб был ей со стороны порядка.

Это дополнение к формату ритуала позволяет соединить все значения жертвы. Это придает ритуалу силу и глубину. И главное, это соединяет нас с традицией, позволяя стоять на месте наших предков, и приходить к нашим Богам по тому Пути, который с древнейших времен благословен Ими.

© Ceisiwr Serith

перевод – Алексей “Sarph”, 2007