Мудрость Кормака

Русский (перевод Н. Шершевской)Английский (перевод Kuno Meyer)

Мудрость Кормака


Когда в эпоху, давно минувшую, газеты потчевали нас шутливыми историями о королях, благополучно отцарствовавших когда-то, я каждый раз мысленно возвращался к королю Кормаку и к правдивым старинным летописям, которые сообщали мне и о нем и о том раннем времени.

О Кормак, внук Конала, — спросил Койрбре, — каковы были твои обычаи в юности?
— Нетрудно сказать, — отвечал Кормак.
-Я слушал лес,
я глядел на звезды,
я избегал тайн,
я молчал в толпе,
я говорил с людьми,
я был кроток на пирах,
я был горяч в бою,
я был нежен в дружбе,
я был великодушен со слабыми,
я был тверд с сильными.
Я не был высокомерен, хотя был силен;
я не обещал ничего, хотя был богат;
я не хвастал ничем, хотя был искусен во многом;
я не говорил плохо о том, кто отсутствовал;
я не поносил, а восхвалял;
я не просил, но давал,
ибо только эти обычаи делают юношу мужем и истинным воином.
— О Кормак, внук Конала, — спросил Койрбре, — а каким обычаям следовать мне?
— Нетрудно сказать, — отвечал Кормак,
— если следовать учению:
Не смейся над старым, если ты молодой;
и над бедным, если ты богатый;
и над хромым, если ты проворный;
и над слепым, если ты зрячий;
и над больным, если ты здоровый;
и над тупым, если ты способный;
и над глупым, если ты мудрый.
Не будь слишком умен и не будь слишком глуп;
не будь слишком самонадеян и не будь слишком застенчив;
не будь слишком горд и не будь слишком скромен;
не будь слишком разговорчив и не будь слишком молчалив;
не будь слишком суров и не будь слишком добр.
Если ты будешь слишком умен, от тебя будут ждать слишком многого:
если ты будешь слишком самонадеян, тебя будут избегать;
если ты будешь слишком скромен, тебя не будут уважать;
если ты будешь слишком болтлив, на тебя не будут обращать внимания;
если ты будешь слишком молчалив, с тобой не будут считаться;
если ты будешь слишком суров, от тебя отшатнутся;
если ты будешь слишком добр, тебя растопчут.
— О Кормак, внук Конала, — спросил Койрбре, — а какие обычаи хороши для короля?
— Нетрудно сказать, — отвечал Кормак.
— Для него лучше всего:
твердость без гнева,
настойчивость без спора,
вежливость без надменности;
пусть он охраняет древние науки,
вершит правосудие,
вещает истину,
почитает поэтов,
поклоняется всевышнему богу.
Ему следует спрашивать совета у мудрого,
следовать учениям древности,
блюсти законы,
быть честным с друзьями,
быть мужественным с врагами,
изучать искусства,
постигать языки,
слушать старейших,
оставаться глухим к клевете.
Пусть он будет нежен,
пусть он будет суров,
пусть он будет страстен,
пусть он будет милостив,
пусть он будет справедлив,
пусть он будет терпим,
пусть он будет упорен,
пусть ненавидит ложь,
пусть любит правду,
пусть не помнит зла,
пусть не забывает добро,
пусть за столом его будет людей много, а на тайном совете мало,
пусть союзы его будут тверды,
пусть налоги его будут легки,
пусть суждения его и решения будут быстры и ясны.

Ибо именно по этим качествам и узнаются истинные короли.

Из двухтомника «Британские сказки» Эмейбл Уильямс-Эллис и оксфордского издания Айлин О’Фойлин

«СКАЗКИ Ирландские и Валлийские», ГЕНДАЛЬФ-МЕТ 1993, Н.В.Шерешевская, перевод и составление, 1993  

The Instructions of King Cormac


«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «what are the dues of a chief and of an ale-house?»
«Not hard to tell», said Cormac
Good behaviour around a good chief,
Lights to lamps
Exerting oneself for the company
A proper settlement of seats
Liberality of dispensers,
A nimble hand at distributing
Attentive service
Music in moderation
Short story-telling
A joyous countenance
Welcome to guests
Silence during recitals
Harmonious choruses

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «What were your habits when you were a lad?»
«Not hard to tell», said Cormac.
I was a listener in woods
I was a gazer at stars
I was blind where secrets were concerned
I was silent in a wilderness
I was talkative among many
I was mild in the mead-hall
I was stern in battle
I was gentle towards allies
I was a physician of the sick
I was weak towards the feeble
I was strong towards the powerful
I was not close lest I should be burdensome
I was not arrogant though I was wise
I was not given to promising though I was strong
I was not venturesome though I was swift
I did not deride the old though I was young
I was not boastful though I was a good fighter
I would not speak about any one in his absence
I would not reproach, but I would praise
I would not ask, but I would give
For it is through these habits that the young become old and kingly warriors.»

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «What is the worst thing you have seen?»
«Not hard to tell», said Cormac, «Faces of foes in the rout of battle».
«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «What is the sweetest thing you have heared?»
«Not hard to tell», said Cormac, «The shout of triumph after victory, Praise after wages, A lady’s invitation to her pillow.»

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «What is worst for the body of man?»
«Not hard to tell», said Cormac. «Sitting too long, lying too long, exerting oneself beyond one’s strength, running too much, leaping too much, frequent falls, sleeping with one’s leg over the bed rail, gazing at glowing embers, wax, bestings, new ale, bull-flesh, curdles, dry food, bog-water, rising too early, cold, sun, hunger, drinking too much, eating too much, sleeping too much, sinning too much, grief, running up to a height, shouting against the wind, drying oneself by a fire, summer-dew, winter-dew, beating ashes, swimming on a full stomach, sleeping on one’s back, foolish romping.»

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «What is the worst pleading and arguing?»
«Not hard to tell», said Cormac.
Contending against knowledge,
contending without proofs
taking refuge in bad language
a stiff delivery
a muttering speech
hair-splitting
uncertain proofs,
despising books
turning against custom
shifting one’s pleading
inciting the mob
blowing one’s own trumpet
shouting at the top of one’s voice.

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «Who are the worst for whom you have a comparison?»
«Not hard to tell», said Cormac.
A man with the impudence of a satirist,
with the pugnacity of a slave-woman
with the carelessness of a dog
with the conscience of a hound
with a robber’s hand
with a bull’s strength
with the dignity of a judge
with keen ingenious wisdom
with the speech of a stately man
with the memory of an historian
with the behavior of an abbot
with the swearing of a horse-thief
and he wise, lying, grey-haired, violent, swearing, garrulous, when he says ‘the matter is settled, I swear, you shall swear’.

«O Cormac, grandson of Conn», said Carbery, «I desire to know how I shall behave among the wise and the foolish, among friends and strangers, among the old and the young, among the innocent and the wicked.»
«Not hard to tell», said Cormac.
Be not too wise, be not too foolish
be not too conceited, nor too diffident
be not too haughty, nor too humble
be not too talkative, nor too silent
be not too hard, nor too feeble
If you be too wise, one will expect too much of you
If you be foolish, you will be deceived
If you be too conceited, you will be thought vexatious
If you be too humble, you will be without honour
If you be too talkative, you will not be heeded
If you be too silent, you will not be regarded
If you be too hard, you will be broken
If you be too feeble, you will be crushed.