Канун ноября

Островитяне в канун ноября особо почитают и заботятся о фейри, которые в это время быстро перемещаются с места на место, не желая быть увиденными, и обо всех духах, которые встречаются людям и помогают им. Но смертным следует оставаться дома, иначе они могут поплатиться, духи умерших в эту ночь года имеют особую силу, и этот праздник они проводят вместе с фейри, пьют красное вино из кубков фейри и танцуют под музыку фейри, пока не зайдет луна.

В одной деревне жил мужчина, который задержался в эту ночь допоздна на рыбалке, он никогда не верил в фейри, пока не увидел большое количество танцующих огней и толпу людей торопливо проходящих мимо с корзинками и сумками. Они смеялись и пели и веселились от души, так как шли одни.

«Вы веселая компания» – сказал рыбак: «Куда вы идете?»

«Мы идем на ярмарку» – сказал старик с загнутой шляпой и золотой лентой вокруг нее.

«Пойдем с нами, Король Хью, и ты получишь лучшую еду и лучшие напитки, что когда либо видывал».

«Только понеси вместо меня эту корзину» – попросила маленькая рыжеволосая Женщина.

Хью взял корзину и пошел с ними. Наконец они пришли на ярмарку, где было столько людей, сколько он не видел на острове за всю свою жизнь. Они танцевали, смеялись и пили красное вино из маленьких кубков. Там были волынщики, арфисты и маленькие сапожники, ремонтирующие обувь, и самые лучшие напитки и еда в мире, как будто они были во дворце короля. Но корзина была так тяжела, что Хью очень хотел её бросить и пойти попытать счастья с маленькой красоткой с длинными светлыми волосами, что смеялась недалеко от него.

«Что ж, поставь корзину сюда» – сказала рыжеволосая женщина: «Я вижу, ты сильно устал». Она открыла крышку корзины, и оттуда вылез маленький старичок, самый уродливый и гадкий дух, что можно представить.

«Ах, спасибо, Хью» – довольно вежливо сказал дух. «Ты хорошо меня нес, мои конечности слабы, не говоря уж о ногах, но я щедро отплачу тебе, моя дорогой друг. Протяни мне обе руки». И маленький дух сыпал и сыпал золото в его руки, блестящие золотые гинеи. « А теперь иди и выпей за мое здоровье, повеселись как следует и не бойся ничего, что увидишь или услышишь».

Все оставили его, кроме старика в загнутой шляпе и красным поясом вокруг талии.

«Подожди тут немного» – попросил он, – «Скоро на ярмарку приедет Король Финварра со своей женой»

Пока старик говорил, послышался звук рога, и вскоре подъехала карета, запряженная четырьмя белыми лошадьми. Из кареты вышел знатный джентльмен важного вида, весь в черном, а с ним прекрасная леди с серебряной вуалью на лице.

«Вот и сам Финварра с королевой» – сказал старичок. Хью уже был готов умереть от страха, как король заговорил:

«Что привело сюда этого мужчину?»

Финварра нахмурился и так сердито посмотрел на Хью, что тот чуть на землю не упал от страха. Затем все рассмеялись, и смеялись они так громко, что казалось, что от их хохота все вокруг трясется. Появились танцоры, они начали кружиться вокруг него и пытались взять его за руки, чтобы вовлечь в свой хоровод.

«Ты знаешь, кто эти люди: мужчины и женщины, что танцуют вокруг тебя? Посмотри внимательнее, может ты уже видел их раньше?» – спросил старик.

И когда Хью взглянул на них, он увидел девочку, что умерла год назад, и своих друзей, что умерли уже давно, и все эти танцующие женщины, мужчины, девочки были покойниками, одетыми в свои длинные белые погребальные наряды. Хью пытался сбежать от них, но не мог, так как они столпились вокруг него, танцевали, смеялись, протягивали к нему свои руки, пытались вовлечь его в свой танец. Ему казалось, что их смех проникнет в его разум и убьет его. Тогда он упал, как падает и засыпает ослабевший человек. Очнулся он уже утром и обнаружил, что находится у старого каменного круга, крепости фейри на холме. Все, что с ним произошло, было правдой, он действительно был с фейри, и никто этого не отрицал, так как его руки почернели от прикосновений мертвых, когда они пытались затянуть его в хоровод. Вот только золото, которое дал ему маленький дух, пропало навсегда.
Печальный Хью вернулся домой, так как знал, что духи посмеялись над ним и наказали за то, что он явился на их пир в канун ноября, потому что лишь на одну ночь в году они могут покинуть свои могилы и потанцевать в свете луны на холме, а смертным следует оставаться дома и никогда не сметь смотреть на них.

Из книги «Ancient Legends, Mystic Charms, and Superstitions of Ireland» Lady Francesca Speranza Wilde, 1887

перевод – Linnen, 2010