Смерть Конхобара

Перевод Т. Михайловой

Собрались однажды улады на большую попойку в Эмайн Махе. Начали они спорить, кто из них совершил больше подвигов, Конал, Кухулин или Лоэгайре.

– Принесите мне, – сказал Конал, – мозг Мес Гегры, чтобы мог я рассказать вам о своем подвиге.

Был в то время у уладов обычай вынимать мозг из головы каждого мужа, убитого ими в поединке. Мозг этот смешивали потом с известью и делали из него крепкий шар, чтобы держать его в руках, когда заходили споры о превосходстве в воинской силе и доблести.

– Добро же, Конхобар, – сказал Конал, – ни у кого из воинов нет такого трофея, как у меня.
– Воистину, это так, – сказал Конхобар.

И тогда мозг Мес Гегры отнесли туда, где он всегда хранился. А на следующий день каждый занялся своим делом.

Пришел тогда в страну уладов Кет, сын Матаха поискать себе забавы. Не было в ту пору в Ирландии худшего зла, чем этот Кет. Проходил он через поля Эмайн, неся в руках три головы уладских воинов.

В то время шуты играли мозгом Мес Гегры. Один шут рассказал другому, что это было. Услышал это Кет. Кинулся он, выхватил мозг из рук и унес его. Знал он предсказание Мес Гегры, что сам он после смерти своей сумеет отомстить за себя. С тех пор в каждой битве и в каждом сражении, которое было между коннахтцами и уладами, обвязывал Кет мозг своим поясом и так убил он многих славных уладов.

Однажды пришел Кет на восток и угнал коров у Людей Росс. Пустились улады за ним в погоню. Вышли коннахтцы им навстречу, и завязалась между ними битва. Сам Конхобар вступил в ту битву. Стали просить его коннахтские женщины выйти вперед, чтобы могли они увидеть его облик. Не было тогда на земле равного Конхобару по красоте и обличью и одежде, по величине и осанке и стати, по глазам и волосам и белизне лица, по учтивости, учености и красноречию, по одеянию, благородству и вооружению, по оружию и боевой выучке, по достойности и знатности. Не было у Конхобара недостатков. Не понравилось Кету, что смотрят все женщины на Конхобара. Любил он, чтобы на него одного смотрели женщины.

Подошел тут Кет и стал посреди женщин. Вложил он мозг Мес Гегры в пращу и так метнул его в голову Конхобара, что расколол ему череп. На две трети вошел в голову Конхобара этот мозг. Упал он на землю. Кинулись к нему все улады и защитили его от Кета. Было это у Брода Дайре Да Бета. В том месте, где упал Конхобар, сейчас стоят два камня: один там, где была голова его, а другой там, где – ноги.

Разбили тогда коннахтов у Ски Арда-на-Кон. А улады вернулись на восток к Броду Дайре Да Бета.

– Унесите меня отсюда, – сказал Конхобар. – Я отдам королевство уладов тому, кто отнесет меня домой.
– Я отнесу тебя, – сказал Кенн Беррайд, его слуга.

Он обвязал его веревкой и понес назад в Ардахад в Слиаб Фуайт. Разорвалось сердце слуги от этого. С тех пор и появилась поговорка «Правление Кенна Беррайда уладами», говорят ее о тех, кто не по силам своим многого хочет, а сил их хватает лишь на полдня.

Битва же длилась еще целый день и многие улады в ней пали.

Пришел тогда к Конхобару его врачеватель Финген. Мог он по виду дыма, выходящего из дома, узнать, кто в этом доме болен и какой болезнью.

– Добро же тебе, Конхобар, – сказал Финген, – если вытащу я этот камень из твоей головы, ты сразу умрешь. Если же оставить его, я смогу тебя выходить, но покроет тебя пятно позора.
– Легче нам, – сказали улады, – перенести его позор, чем смерть.

Была тогда голова его исцелена, и был тот камень в ней покрыт золотом под цвет волос Конхобара, ибо волосы его и золото были одного цвета. Сказал Конхобару его врачеватель, что не должен он теперь ездить верхом, общаться с женщинами, наедаться досыта и бегать.

Прожил он так семь лет и мало что делал, больше сидел на королевском сидении своем. Вдруг услышал он о том, что Христос был распят иудеями. В то время все вокруг пришло в волнение, и небо, и земля дрожали в горе от того, что Иисус Христос, Сын Божий, был распят и погиб безвинно.

– Что это? – сказал Конхобар своему друиду, – видно, сегодня случилось в мире большое зло.
– Воистину, это так! – сказал друид.
– Великое это дело! – сказал Конхобар.
– Человек же этот, – сказал друид, – родился с тобой в одну ночь, в восьмой день январских календ, только годы были разные.

И тогда Конхобар уверовал. Был он одним из двоих в Ирландии, кто поверил в Бога еще до прихода истинной веры. Моранн был другим человеком.

– Добро же, – сказал Конхобар. – Сердце уст застыло страшным злом. Славой вечной Высшего Владыки все вокруг полно. Тело сына на кресте распято. Власть святая над людьми и небом. О, горе скорбное Христовой плоти. […]

Сказал Конхобар эти слова после того, как Брахрах, друид Лагенов, рассказал ему о распятии Христа.

И тогда мозг Мес Гегры выпал из головы его и он умер. И взят был на небо, хотя и не был окрещен святым крещением, но сильна была его вера.

Аминь.

Смерть Кухулина | Оглавление