Похищение стад Фроэха

Перевод: С. Шкунаева

Родом из Коннахта был Фроэх, сын Идата и Бэ Финд из сидов, той самой, что приходилась сестрой Боанн. Не было мужа прекрасней его среди ирландцев и бриттов, да выпала ему недолгая жизнь. Двенадцать чудесных коров из сидов получил он от матери, белоснежных с красными ушами. Восемь лет прожил Фроэх в своем доме, но так и не нашел себе жены. Пятьдесят юношей королевской крови было при нем, и воистину ни одни не уступал своему господину обличьем и статью.

Меж тем, дошла до Финдабайр, дочери Айлиля и Медб, молва о Фроэхе, и она полюбила его. Узнал об этом Фроэх в своем доме и решил отправиться поговорить с девушкой, ибо славилась Финдабайр по всей Ирландии и Британии. Поведал он о том своим людям и услышал в ответ:

– Иди же тогда к сестре своей матери, ибо от нее получишь ты невиданное платье и диковинные дары из сидов.

Пошел тогда Фроэх к Боанн, сестре своей матери, в Маг Брег и получил от нее пятьдесят темно-синих плащей, каждый словно спинка майского жука, по углам темно-серых, скрепленных золотыми заколками. К ним дала Боанн пятьдесят белоснежных рубах, с золототкаными ликами диких зверей, пятьдесят серебряных щитов с золотой кромкой, пятьдесят факелов из королевских покоев, каждый с пятьюдесятью заклепками светлой бронзы и пятьюдесятью золотыми лентами. В основании древка у каждого сверкал карбункул, а у острия драгоценные камни, что и ночью светились, как солнечные лучи. Пятьдесят мечей с золотой рукоятью получили люди Фроэха да пятьдесят светло-серых коней с золотой сбруей, серебряными обручами и золотыми колокольчиками на шеях. Пурпурные сапоги с серебряной нитью, золотыми и серебряными пряжками да звериными ликами дала людям Фроэха Боанн. У каждого было стрекало из светлой бронзы с золотым крючком на конце. Семь охотничьих псов, скованных серебряными цепочками с золотыми шарами были при воинах. Ноги их прикрывали бронзовые доспехи, а в убранстве играли все краски, что есть на земле. Семь золотоволосых трубачей шли при них, все в многоцветном невиданном платье, с рогами из золота и серебра. Три друида с серебряными диадемами шли впереди воинов, неся изукрашенные щиты, отделанные по бокам бронзой. По три арфиста в королевских одеждах было при каждом из них.

Так пустились они в путь к Круахану. Когда ж оказались воины в долине Круахана, подле самой крепости, заметил их оттуда дозорный.

– Воинов вижу, – сказал он, – что движутся к нам. С того самого дня, как начали править Айлиль и Медб не случалось встречать здесь столь славное войско, да уж видно и не придется вовеки. Моя голова словно в чане с вином, когда чую я запах, что ветер доносит от них. Не видывал я боевого приема, равного тому, что проделывает один из воинов. Далеко вперед метает он свое копье, но всякий раз подхватывают его псы на серебряных цепочках, прежде чем коснется оно земли.

Меж тем, устремилась толпа из крепости поглядеть на пришельцев, и столь великое нетерпение овладело всеми, что шестнадцать человек нашли там погибель. Люди Фроэха подошли к воротам, разнуздали лошадей и, спустив своих псов, принялись охотиться. Семь оленей, семь лис, семь зайцев да семь кабанов загнали они и убили на лугу перед крепостью. Потом бросились псы в реку Брэи, поймали семь выдр и отнесли их на холм к дверям королевских покоев.

Когда же расселись там люди Фроэха, вышел к ним посланец короля и спросил, откуда они явились. Назвали пришельцы свои имена без утайки и сказали: – Вот Фроэх, сын Идата. Воротился гонец к королю с королевой.

– Мир им! – сказали Айлиль и Медб.
– Он славный воин, – сказал Айлиль, – пусть входит.

Отвели людям Фроэха четвертую часть королевских покоев.

Было всего в тех покоях по семь. От очага до стены шли семь помещений вокруг всего дома. Вход в каждое бронзой украшен, а резной красный тис покрыт искусным узором. Три бронзовые полосы обвивали центральный столб каждого покоя, а семь медных полос тянулись от места котла до крыши. Построен был дом из сосны и крыт черепицей. Шестнадцать окон было в нем и каждое с медными ставнями. Медная рама была на отверстии в крыше. Четыре медных столба подпирали изукрашенные бронзой покои Айлиля и Медб в самом центре дворца. Два украшенных серебром входа вели в те покои. Против них была серебряная балка, что шла вокруг дворца от одной двери до другой. В том дворце повесили люди Фроэха свое оружие, расселись и выслушали приветственные речи.

– Мир вам, – сказали Айлиль и Медб.
– За тем и пришли мы сюда, – сказал Фроэх.
– Да не будет поспешным уход ваш, – сказала Медб.

Тут стали Медб и Айлиль играть в фидхелл, а Фроэх тогда сел играть с одним из своих людей. Прекрасна была доска для игры в фидхелл из светлой бронзы с золотом по углам и золотыми да серебряными фигурами. Из драгоценного камня был горящий над ними светильник.

– Позаботься о пище для воинов! – сказал Айлиль Медб.
– Не по душе это мне, – ответила Медб,- ибо хочу я сыграть в фидхелл с Фроэхом.
– Я согласен, пусть будет по-твоему, – сказал Айлиль, и тогда королева начала играть с Фроэхом.

Между тем, люди Фроэха готовили кабана.

– Пусть твои музыканты сыграют для нас, – сказал Айлиль Фроэху.
– Да будет так! – ответил Фроэх.

В сумках из меха выдры лежали арфы, а по меху шли узоры из парфянской кожи, золота и серебра. Белоснежные шкуры косули с серыми пятнами посередине покрывали те арфы.

Ткань, белей лебединого пуха, укрывала их струны, а сами арфы были из светлой бронзы с золотыми и серебряными фигурами псов, змей и птиц. Стоило коснуться пальцами струн, как псы, змеи и птицы принимались кружиться вокруг людей. Начали музыканты играть, и двенадцать человек во дворце скончались от слез и великой печали.

Воистину прекрасны и сладкозвучны были те трое, что звались музыкантами Уайтнэ. Три брата они, три достославных: Голтрайгес, Гентрайгес и Суантрайгес. Боанн из сидов приходилась им матерью, а имена свои получили они от музыки, что играл Уайтнэ, арфист Дагда. Когда охватывали женщину родовые муки, казалась музыка тоскливой и жалобной, под стать жестоким страданиям. Затем становилась она веселой и радостной, славя рождение двух сыновей. А под конец напевала она дремотный покой третьему сыну, ибо тяжко было его появление на свет. Оттого и получил свое название третий напев. Меж тем очнулась Боанн ото сна и молвила:

– Прими своих сыновей, о неистовый Уайтнэ, ибо это Музыка Сна, Музыка Смеха и Музыка Плача для людей и скотины, что будут рожать при Айлиле и Медб. Немало погибнет из тех, кому суждено их услышать.

Потом смолкла музыка в королевском дворце.

– Воистину искусен пришедший сюда, – сказал Фергус.
– Поделите нам мясо! – сказал Фроэх своим людям.

Тогда выступил на середину дома Лотур и начал делить мясо. На своей ладони перерубал он мечом каждый сустав да притом не касался ни мяса, ни кожи руки. Ни один кусок не упал с его ладони с той поры, как начал он делить пищу.

Так целых три дня и три ночи играли они в фидхелл на драгоценные камни, что нашлись у людей Фроэха, а потом сказал Фроэх Медб:

– Не в чем тебе упрекнуть меня, ведь, чтобы не было ущерба твоей чести, я не беру твою ставку в игре.
– С той поры, как я здесь, никогда не казался мне день таким долгим, – сказала Медб.
– Оно и понятно, – ответил ей Фроэх, – ибо в нем целых три дня и три ночи.

Тут поднялась Медб, устыдившись, что воины были так долго без пищи. Подошла она к Айлилю и сказала об этом.

– Нехорошо поступили мы, – молвила Медб, – оставив без пищи пришедших издалека.
– Игра в фидхелл пришлась тебе больше по сердцу, – ответил Айлиль.
– Не это помешало накормить людей в доме, но уж миновали три дня и три ночи, а все не замечали мы темноты из-за блеска драгоценных камней.
– Вели им прекратить игру, – сказал тогда Айлиль, – покуда не получат они еду.

Тут принесли воинам кушанья да напитки, и пировали они три дня и три ночи. Потом пригласили Фроэха в покои совета и спросили, зачем он явился.

– Захотелось мне побывать у вас, – ответил Фроэх.
– Воистину, это и наше желание, – ответил Айлиль, – и лучше остаться надолго, чем скоро отправиться в путь.
– Тогда останемся мы на семь дней, – сказал Фроэх.

Две недели провели они во дворце, и каждый день люди Фроэха охотились подле крепости, а коннахтцы приходили туда поглядеть на них.

Между тем печалился Фроэх, что не смог поговорить с девушкой, ради которой пришел в те края. Как-то под вечер отправился он умыться на реку. В ту же пору пришла туда и девушка со своими спутницами. Взял ее Фроэх за руку и сказал: – Останься поговорить со мной! Из-за тебя оказался я здесь.

– Осталась бы я, – сказала девушка, – будь на то моя воля, но ничего не могу я поделать.
– Скажи, – молвил Фроэх, – хочешь ли ты убежать со мной?
– Воистину, нет, – ответила девушка, – ибо я дочь короля с королевой. Не настолько ты беден, чтоб не посватать меня у моей родни, и уж тогда я тебя не отвергну. Я полюбила тебя, возьми же это кольцо, и пусть оно будет залогом меж нами. Отец подарил мне его и наказал хранить, но скажу я, что обронила кольцо.

На том расстались они и пошли каждый своей дорогой.

– Боюсь я, – сказал тем временем Айлиль, – как бы не убежала наша дочь с Фроэхом. Иное дело отдать ее, ибо тогда в час похода придет к нам на помощь Фроэх со своей скотиной.

Между тем, явился Фроэх в покои совета.

– Тайный ли ваш разговор? – спросил он.
– Не от тебя, – ответил Айлиль.
– Отдадите ли вы за меня вашу дочь? – спросил Фроэх.
– Получишь ее ты, – ответил Айлиль, – если заплатишь условленный выкуп.
– Быть по тому, – сказал Фроэх.
– Хочу я, – сказал Айлиль, – три раза по двадцать темно-серых коней с золотыми уздечками да двенадцать коров, что дают в день молока для пятидесяти воинов. К каждой в придачу желаю я белую телку с красными ушами. Еще же поручишься ты, что придешь со всеми своими людьми да музыкантами в пору Похищения Быка из Куальнге. Если согласен, то будет твоей моя дочь.
– Клянусь своим щитом, мечом и всем прочим добром, что не дам такого выкупа и за саму Медб, – ответил на это Фроэх и вышел из дома.

Так говорили между собой Айлиль и Медб.

– Не счесть королей Ирландии, что пойдут против нас, если он уведет нашу дочь. Лучше всего напасть на него и убить, покуда не причинил он нам зла,- сказал Айлиль.
– Не годится так делать, – ответила Медб, – ибо пострадает оттого наша честь.
– Не опасайся бесчестья, коль сделаем как я задумал, – сказал ей Айлиль.

Вошли Айлиль и Медб в королевские покои.

– Пойдем, – молвил Айлиль, – посмотреть на собак, что будут охотиться до полудня, пока не устанут.

Тогда пошли они все к реке искупаться.

– Говорили мне, будто ты искусный пловец, – сказал Айлиль, – иди же к воде и покажи нам свое умение.
– Какова здесь река? – спросил Фроэх.
– Она не опасна, и издавна все мы купаемся в ней, – ответил Айлиль.

Снял Фроэх одежду, положил сверху пояс и вошел в реку. Айлиль, между тем, раскрыл кошель на поясе Фроэха и увидел кольцо. Сразу узнал его Айлиль и сказал: – Подойди сюда, о, Медб!

Приблизилась к нему Медб.

– Узнаешь ли ты это кольцо? – спросил Айлиль.
– Воистину, да! – ответила Медб.

Тогда бросил Айлиль кольцо в воду. Заметил это Фроэх и вдруг увидел, как метнулся к кольцу лосось и проглотил его. Бросился к лососю Фроэх, схватил его и, вытащив из воды, спрятал на берегу. Потом собрался он выйти на берег к Айлилю.

– Не выходи, – сказал тут Айлиль, – покуда не принесешь мне ветвь с той рябины, что растет на другом берегу. Не сыскать нигде ягод вкуснее, чем эти.

Снова вошел в реку Фроэх, сорвал на другом берегу ветку рябины и, держа ее над собой, воротился обратно. С той поры и говорила всегда Финдабайр, что ни одно из чудес света не сравнится с обликом Фроэха, переплывающего реку Дублинд – с белизной его тела, красотою волос, прелестью лица, цветом серо-голубых глаз, безупречностью юного стана, широким сверху и узким внизу лицом, когда он, стройный и прекрасный, переплывал реку Дублинд с алой ветвью рябины между горлом и белым лицом. И всякий раз говорила Финдабайр, что хоть на половину или на треть не сравниться ничему с обликом Фроэха.

Меж тем, из воды подал он им ветвь рябины.

– Вот сладчайшие и прекрасные ягоды, – сказал Айлиль, – принеси нам еще таких же!

Снова поплыл Фроэх к другому берегу и добрался уже до середины реки, как вдруг схватило его водяное чудовище.

– Подайте мне меч! – сказал Фроэх, но не нашлось бы на земле человека, что осмелился бы совершить это из страха перед Айлилем и Медб. Тогда сняла Финдабайр одежду, подняла меч и вошла в воду. Схватил ее отец пятиконечное копье и метнул его ей вдогонку, но пробило копье лишь косу Финдабайр и оказалось в руках Фроэха. Метнул Фроэх копье обратно на берег, а чудовище тем временем было рядом с ним. То был пронзающий удар, один из боевых приемов, и прошло то копье через пурпурное одеяние и рубаху Айлиля. Тут встал Айлиль и все его воины, а Финдабайр тем временем вложила меч в руку Фроэха и вышла из воды. Ударом меча отсек Фроэх голову чудовища, свалилась она подле него, а тело вытащил на берег. Отсюда и пошло название Дублинд Фроэх в Бри, что в Коннахте.

Воротились Айлиль и Медб в крепость.

– Нехорошо поступили мы, – сказала Медб.
– Жаль, что мы так обошлись с ним, – ответил Айлиль, – но еще прежде завтрашнего вечера отлетит дыхание с губ девушки, ибо, воистину, правое дело занести меч, который поразит ее. Теперь же готовьте вы Фроэху все для купания: суп из свинины да мясо теленка, отбитое топором и теслом, а потом отведите его в купальню.

Так все и было сделано.

Тем временем впереди Фроэха выступили к крепости трубачи, и от звуков их рогов тридцать любимейших друзей Айлиля погибли от упоения. Фроэх вошел в крепость и направился к купальне, где уже собрались женщины, чтобы растереть его и вымыть голову. Потом вышел Фроэх из купальни, и ему приготовили ложе. Вдруг услышали все плач и стенания, разносившиеся над Круаханом, и увидели трижды пятьдесят женщин в пурпурных одеяниях с серебряными браслетами на запястьях и зелеными уборами на головах. Послали к тем женщинам людей узнать, кого они оплакивают.

– Фроэха, сына Идата, – отвечали женщины, – юного любимца королей сидов Ирландии.

Между тем, и сам Фроэх услышал тот плач.

– Уведите меня отсюда, – сказал он своим людям, – ибо это плач моей матери и женщин Боанн.

Тогда подняли его и отнесли к женщинам, а те окружили Фроэха и увели в Сид Круахан. На другой же день к вечеру предстало пред людьми Круахана чудесное зрелище – вышел из сида Фроэх, а с ним пятьдесят женщин. Был Фроэх здоров, как и прежде, без следа недуга иль порчи. Равны красотою, летами, обличьем, равно прекрасные, стройные, ловкие были те женщины в одеяниях жителей сидов, так что не отличить бы никому одну от другой. Столпились вокруг них люди, а женщины распрощались с Фроэхом против ворот крепости, и от их стенаний немало людей там упали в беспамятстве. С той поры и знают ирландские музыканты «Плач женщин из сидов».

Тогда вошел Фроэх в крепость. Встали все воины при виде него и приветствовали так, будто явился он с того света. Встали и Айлиль с Медб и повинились во всех неправых делах, да во всем зле, что причинили они Фроэху. Так помирились они. Под вечер же принялись все пировать, и тут подозвал Фроэх одного из своих людей.

– Иди к тому месту, где я вошел в воду, – сказал ему Фроэх, – и отыщи там лосося. Отнеси его к Финдабайр и покажи ей, да вели хорошо приготовить. В желудке у него кольцо, и, мнится мне, что попросят его у Финдабайр сегодня же вечером.

Тем временем все захмелели, слушая музыку и песни.

– Принесите мне все мои сокровища, – сказал Айлиль.

Принесли Айлилю его богатства и разложили перед ним.

– Чудесно! Чудесно! – воскликнули все.
– Позовите ко мне Финдабайр! – сказал Айлиль.

Пришла к королю Финдабайр, и с ней пятьдесят девушек.

– О, дочь моя, – молвил Айлиль, – где то кольцо, что подарил я тебе год назад? Принеси его нам, дабы взглянули на него мои воины, а потом заберешь обратно.

– Не знаю я, что с ним случилось, – ответила Финдабайр.
– Разыщи же его, – сказал Айлиль, – ибо уж лучше тебе найти кольцо, чем проститься с жизнью.
– Нет в том нужды, – сказали тогда воины, – довольно и так здесь богатств!
– Не пожалею я ничего из своих сокровищ, чтобы выкупить девушку, – сказал Фроэх, – ибо она подала мне меч, чтобы спасти мою жизнь.
– Никаких сокровищ не хватит, если не найдет она то кольцо, – ответил Айлиль.
– Не в моей власти вернуть его, – сказала девушка, – поступай со мной как желаешь.
– Клянусь богом, которым клянется мой народ, что помертвеют твои губы, коли не принесешь ты кольцо, – сказал Айлиль. И прошу я о том, ибо знаю, что доколе не восстанут вновь все умершие от сотворения мира, не добраться до места, куда оно брошено.
– Да уж не появится эта драгоценность за деньги или любовь, – сказала Финдабайр, – но если вы так спешите увидеть ее, отпустите меня за кольцом.
– Ты не пойдешь, – отвечал ей Айлиль, – но можешь послать за ним девушку.

Послала тогда Финдабайр девушку принести кольцо.

– Клянусь богом, которым клянется мой народ, – сказала Финдабайр, – что если отыщется кольцо, не останусь я больше в твоей власти, пусть только кто-нибудь возьмет меня под свою защиту.
– Уж если найдется кольцо, – ответил Айлиль, – не стану я тебя удерживать и отпущу хоть к конюху.

Тем временем принесла девушка блюдо с политым медом лососем. Вкусно приготовила его девушка, а кольцо положила на рыбу. Увидели его Айлиль и Медб.

– Глядите-ка, – сказал тут Фроэх и открыл свой кошель. – Помнится мне, при свидетелях клал я свой пояс. Во имя чести короля, скажи, что ты сделал с кольцом?
– Не скрою я от тебя правду, – ответил Айлиль. Моим было кольцо, что лежало в твоем кошеле и я знал, что дала его тебе Финдабайр. Вот почему я и бросил кольцо в Дублинд. Во имя чести твоей и жизни ответь, как удалось достать его оттуда?
– И я не скрою от тебя правду, – ответил Фроэх. Однажды нашел я кольцо у ограды и сразу же понял, что в нем ценный камень. Вот почему сберегал я его в кошеле. Когда же пошел я к реке, то увидел обронившую кольцо девушку, которая искала его. Спросил я девушку, как вознаградит она меня за кольцо, и ответила девушка, что на год отдаст мне свою любовь. Случилось так, что не было при мне того кольца, ибо, отправляясь в путь, оставил я его дома. С той поры не встречал я девушку до того дня, как в реке подала она мне меч. Видел я, как ты открыл мой кошель и бросил кольцо в воду, и как потом кинулся к кольцу лосось и проглотил его. Тогда поймал я лосося и спрятал на берегу, а немного спустя отдал девушке. Это тот самый лосось, что сейчас пред тобою на блюде.

Тут принялись все восхвалять их и не могли надивиться на то, что услышали.

– Не смогу и помыслить я ни об одном ирландском воине, после того как узнала тебя, – сказала Финдабайр.
– Обручись с ним, – сказали Айлиль и Медб Финдабайр. Ты же приходи к нам со всей своей скотиной в пору Похищения Быка из Куальнге. Когда снова придешь ты с востока со своей скотиной, тогда и проведешь первую ночь с Финдабайр.
– Так я и сделаю, – ответил Фроэх.

До следующего дня оставались Фроэх и его люди во дворце, а потом собрались в путь и распрощались с Айлилем и Медб.

Отправились они в свои родные края, и случилось так, что тем временем похитили скотину Фроэха. Вышла к нему его мать.

– Не к добру ты ушел в этот раз, – сказала она, – и немало узнаешь ты горя. Похитили твою скотину, трех твоих сыновей и жену увели в Альпы. Три коровы теперь на севере Британии у круитни.
– Скажи, что мне делать? – спросил Фроэх.
– Не нужно тебе идти за ними и губить свою жизнь, – ответила мать. Я дам тебе других коров.
– Нет, я пойду, – сказал Фроэх, – ибо честью и жизнью поручился перед Айлилем и Медб, что явлюсь со своей скотиной в пору Похищения Быка из Куальнге.
– Не видать тебе того, что ты ищешь, – сказала ему мать и ушла от него.

Тогда взял с собой Фроэх три раза по девять мужей, сокола да пса и отправился в страну уладов. Там, у холмов Баирхэ, встретил он Конала Кернаха и рассказал ему все.

– Несчастье принесет тебе то, что ты задумал, – сказал ему Конал. – Много узнаешь ты горя, если и вправду решился.
– Раз уж мы встретились, – сказал Фроэх, – то помоги мне и раздели со мной путь.
– Хорошо, я пойду, – сказал Конал.

Втроем переправились они через море, прошли страну саксов, переплыли пролив и, проникнув на север страны лангобардов, добрались до Альп. Там увидели они перед собой женщину, которая пасла стада.

– Пусть останутся здесь наши воины, – сказал Конал Фроэху, – а мы с тобой пойдем поговорить с женщиной. Пошли они поговорить с женщиной.
– Откуда вы? – спросила та.
– Мы ирландцы, – ответил ей Конал.
– Несчастье принесут ирландцам эти земли, – сказала женщина, – моя мать тоже из ваших краев.
– Тогда помоги нам как соплеменникам и укажи дорогу. В какую страну мы попали?
– Это дикая и ужасная страна, – ответила женщина, – и живут здесь свирепые воины. Во все концы света отправляются они за скотиной, женщинами и иной поживой.
– Какова же их последняя добыча? – спросил Фроэх.
– Это скотина Фроэха, сына Идата с запада Ирландии, да его жена и трое сыновей, – ответила женщина. – Жена его с их королем, а скотина пасется перед вами.
– Помоги нам, – сказал Конал.
– Немногим могу я помочь, – ответила женщина, – разве что укажу дорогу.
– Перед тобою сам Фроэх, сказал Конал, – это у него угнали скотину.
– Верите ли вы женщине? – спросила она.
– Верил я женщине, когда она пришла, но теперь, может быть, нет ей веры.
– Пойди к женщине, что пасет скотину, и расскажи ей все. Из Улада и Ирландии ее род.

Подошли они к женщине, обняли ее и назвали свои имена. Тогда приветствовала их женщина.

– Что с вами случилось? – спросила она.
– Несчастье, – ответил ей Конал, – ибо скотина и женщина в крепости наши.
– Воистину нелегко будет вам одолеть ее стражу, – сказала женщина. – Но самое трудное победить змею, что охраняет крепость.
– Пусть она не приближается ко мне. Уж лучше я поверю не этому, а тебе, ибо ты из уладов.
– Как вас зовут, если и вы из уладов? – спросила женщина.
– Вот Конал Кернах, лучший воин среди уладов, – сказал Фроэх.

Обняла женщина Конала.

– На этот раз не избежать разрушения, – сказала она, – ибо пришел его час. Предсказано, что тебе суждено разрушить крепость. Не останусь я здесь и не буду доить коров. Открою я ворота крепости, которые мне положено закрывать. Скажу я, что высосали телята все молоко у коров. Вы же входите в крепость, когда все заснут. Нет ничего страшнее для вас, чем змея. Немало уже людей стало ее добычей.

Потом напали они на крепость, и тогда бросилась змея на Конала Кернаха и попала в его боевой пояс. Разрушили они крепость, вызволили женщину да трех сыновей и взяли дорогую добычу. Тогда выпустил Конал змею, и никто из них не причинил вреда другому.

Потом отправились они в страну круитни и привели оттуда трех своих коров. С востока обошли они Дун Оллах мак Брион и подошли к Ард Уа Эках. Там умер слуга Конала, Бикнэ, сын Лоэгайре, который гнал скотину. Отсюда и название Инбер Бикнэ, что близ Беннкура. Через это устье перевели они скотину, что сбросила там свои рога. Отсюда и название Трахт Беннкур.

Потом отправился Фроэх в свои края, а с ним его жена да сыновья, да скотина. И был он с Айлилем и Медб при Похищении Быка из Куальнге.

Конец. Конец. Аминь.

Похищение коровы Регамны | Оглавление | Приключения Неры