Сэр Тарла или невеста с кладбища

Говорят, на церковном кладбище в Эрригал Труах в графстве Монахан бродит призрак, который является людям, чьи родственники похоронены на этом кладбище. Встреча с этим призраком носит фатальный характер, так как его появление означает скорую гибель того, кто его увидел. Когда на кладбище проходят похороны, этот призрак следит за человеком, который последним покидает территорию кладбища, а потом оказывает на него влияние. Если отставшим оказывался мужчина, то дух являлся в образе прекрасной девушки, очаровывал юношу и договаривался встретиться на кладбище ровно через месяц. Договор скреплялся поцелуем, через который человек заражался смертельной болезнью. После этого призрак исчезал, а юноша, едва покинув кладбище, оставлял все надежды на жизнь, заболевал и умирал, пополнив список жертв духа приходского кладбища. Хоронили его ровно в тот день и в том месте, где они с духом договорились о встрече. В том случае, если дух являлся девушке, то он принимал форму красивого элегантного юноши.

Несколько лет назад мне показали могилу юноши восемнадцати лет, который, как говорят, стал жертвой этого духа. А не более десяти месяцев до того скончался другой человек, который признался, что дал фатальное обещание, скрепленное поцелуем, и ему уже не выжить. Он заболел лихорадкой, умер, и был похоронен точно в тот день, на который была назначена встреча с духом. Я слышал еще о нескольких подобных случаях, но сам знаю только о двух. Тем не менее, говорят, призрак появлялся не только на кладбище, но и на свадьбах и танцах, где танцуя с жертвой, заражал её воспалением легких. Я не могу с уверенностью утверждать, локальное ли это суеверие, или оно распространено в других приходах Ирландии, либо где-то еще. В своем женском обличие это дух напоминает скандинавских дев Элле. Но до этого случая мне не приходилось слышать о духах или фейри, которые меняют пол, если только это не сам дьявол. Сельские жители говорят, что это сама Смерть.

Невеста заплела свои золотые локоны
Киллеви, О Киллеви!
Её шаг был легок как ветерок
Что утром едва гнет цветы
В сине-зеленых лесах Киллеви.

И глаза её сияли так ярко
Киллеви, О Киллеви!
Когда ждала она рассвета следующего дня
Чтобы принести свадебные клятвы любви
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Приехал жених молодой челом
Киллеви, О Киллеви!
Услышать от Евы своей чистый обет
«Почему медлит невеста сердца моего?»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Горе! Горе!» – дважды подруги невесты вскричали
Киллеви, О Киллеви!
«Твоя невеста спит, она не проснулась
И сон тот вовек не нарушить»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Сэр Тарла со стоном упал
Киллеви, О Киллеви!
Его щеки стали как мрамор
«Мое сердце больше не бьется»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Погребальный плач громок [1], он снова звучит
Киллеви, о, Киллеви!
И, печальный, исходит от похоронной процессии
И, скорбный, разносится над равниной
В сине-зеленых лесах Киллеви.

И были белые перья чисты
Киллеви, о Киллеви!
Когда уныло трепетали они в воздухе,
Когда возносилась молитва за упокой [2]
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Голос, который мог слышать только один
Киллеви, о, Киллеви!
Мягко струился из-за гроба
Это знамение смерти для Сэра Тарлы
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Погребальный плач громок, а голос тих
Киллеви, о, Киллеви!
Он медленно поет свою печальную песнь
И с грустью зовет по имени молодого Тарлу
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Могила зарыта, месса отслужена
Киллеви, о Киллеви!
И невеста спит в своей одинокой постели
Прекраснейший труп среди мертвецов [3]
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Лежат девственно-белые венки
Киллеви, о, Киллеви!
В чистых руках незапятнанной девы
Усыпана цветами, но скоро они увянут
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«О, не уходи, не уходи пока
Киллеви, о Киллеви!
Дай нам почувствовать, что жизнь живет в нашем прахе».
Словно говорит покойная
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Но звук шагов и голос жизни ушли
Киллеви, О Киллеви!
И под каждым забытым холодным камнем
В одиночестве спят гниющие мертвецы
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Но кто он, тот, кто еще не ушел?
Киллеви, О Киллеви!
Зеленый дерн влажен от его слез
Его сердце в свадебной могиле лежит
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Кто как не сэр Тарла, молодой и смелый
Киллеви, О Киллеви!
Согнулся над свадебной могилой
И к своей скованной смертью Еве безумно взывает
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Не плачь, не плачь!» – сказала прекрасная леди
Киллеви, О Киллеви!
«Разве должны молодые и бесстрашные так отчаиваться
И приносить свои клятвы пустому воздуху?»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Волшебная музыка на её языке
Киллеви, О Киллеви!
Такая красота: яркая, и теплая, и молодая
Не встречалась у местных дев
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Легкий смех, нежное изящество
Киллеви, О Киллеви!
Сияет красотой вокруг её лица
И может прогнать горе из сердца смертного
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Та дева по кой ты соленые слезы льешь
Киллеви, О Киллеви!
Твою печаль и любовь не сможет вернуть
Она отдыхает под травяным покровом
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Мое сердце очаровано тобой
Киллеви, О Киллеви!
И теперь, когда ты свободен от помолвки
Дай мне нерушимую клятву
В сине-зеленых лесах Киллеви».

На Тарле крепкие чары
Киллеви, О Киллеви!
Его предательские слезы уже высохли
Его мягкое сердце перестает тосковать
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Тебе» очарованный вождь отвечает
Киллеви, О Киллеви!
«Я клянусь в любви над могилой моей невесты
Я пойду, и в замке Тарла буду ожидать»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Опять появился загробный голос
Киллеви, О Киллеви!
Снова завыл проносящийся бриз
И породил потоки печальной музыки
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Если я дорога твоему молодому сердцу
Киллеви, О Киллеви!
Через месяц ты встретишь меня здесь
Где лежит гроб твоей невесты»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Он поцеловал её губы, когда она закончила говорить
Киллеви, О Киллеви!
И стон его банши [4]- еще далекий и надрывный –
Еле слышно произносит «Смерть», так как он дал обет
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Адьё! Адьё!» – говорит прекрасная леди
Киллеви, О Киллеви!
И она медленно исчезает, будто соткана из света
Или из утреннего облака, от взора сэра Тарлы
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Теперь в каждой вене сэра Тарлы – смерть
Киллеви, О Киллеви!
И страх, и печаль во всех его владениях
И прочат золото тому, кто успокоит его рассудок
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Приходи, поторопись, врач, быстрее приезжай
Киллеви, О Киллеви!
Сэр Тарла Храбрый, гордость Зеленого Труаха
Поклялся в любви невесте с кладбища»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Врач громко сказал: «Подойди, расскажи
Киллеви, О Киллеви
Ради надежд на благополучие и счастье
Подарил ли сэр Тарла роковой поцелуй?»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Крик банши протяжен и громок
Киллеви, О Киллеви!
Вечером поет она погребальную песнь,
Которую несет бриз в сумерках»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Значит роковой поцелуй подарен –
Киллеви, О Киллеви!
Последний из семьи Тарла уходит
На нем печать судьбы, его смерть близка»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

«Врач, не говори, что твои умения бесполезны
Киллеви, О Киллеви!
Успокой его воспаленный рассудок
И получишь половину его земель»
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Врач не справился, и седой священник
Киллеви, О Киллеви!
С благочестивой исповедью отпустил его душу
И дым высок на его похоронах
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Все рассказчики собрались
Киллеви, О Киллеви!
И хвалебные песни в замке сэра Тарлы
Легли на темную музыку печальной арфы
В сине-зеленых лесах Киллеви.

И там трофей, знамя и плюмаж
Киллеви, О Киллеви!
И великолепие смерти с её мраком
Над тенью могилы ирландского вождя
В сине-зеленых лесах Киллеви.

Вышел срок, и гордость Зеленого Труаха
Киллеви, О Киллеви!
Женат на смерти – и бок о бок –
Покоится со своей невестой с кладбища
В сине-зеленых лесах Киллеви.

[1] Ирландский плач или оплакивание усопшего. Пишется “Caoine”, читается [кин]. Говоря об этой практике, которая еще встречается во многих частях Ирландии, Рев. А. Росс, ректор Дангивена, в своем статистическом обзоре того прихода отмечает: «Хотя это может вызвать осуждение или возмущение в нашем современном понимании, эти волнующие модуляции голоса найдут почитателей там, где истинная печаль и горе могут быть притягательными и понятными». Я всегда считал, что в ирландском плаче есть что-то особенно трогательное: он наполнен духом необузданного и естественного горя.

[2] В Северной Ирландии мессу по усопшему как правило проводят между домом, где покойный жил, и кладбищем. Для этого места обычно выбирают небольшую рощу. Сама церемония очень живописна и торжественна.

[3] Другое традиционное ирландское выражение: «Какой безупречный труп!» – «Как хорошо она умерла», «Ты не увидишь безупречнее трупа летним днем», «Она хорошо переносит перемены!» – все эти фразы достаточно обычны для сельских похорон.

[4] «Женщина холма». Исследуя суеверия ирландцев, Мисс Бэлфор пишет: «Сложно определить, какое положение занимает банши среди остальных сверхъестественных существ. Кажется, что её любимое занятие – это предсказание смерти членам семей, которым она покровительствуем, горестным плачем. Изначально каждая семья имела свою банши, но сейчас вера в их существование быстро угасает, и через несколько лет об их деяниях можно будет узнать только из старых историй».

«The ballads of Ireland collected and edited by Edward Hayes vol. II 1855»

Сопроводительный текст и комментарии: Уильям Карлтон.

Перевод баллады – адаптированный для восприятия подстрочник.

перевод – Linnen, 2010