Друидизм и кельтское язычество

Балтэнэ в Старой Ирландии

В старой Ирландии люди верили, что в промежуток между закатом кануна Майского Дня и восходом солнца следующего дня «добрый народец» и разные духи меняют место своего обитания.  Также считалось, что магия, как добрая так и злая, в это время года наиболее могущественна,  некоторые даже осмеливались предположить, что могущественнее, чем в Хэллоуин. Вот почему Балтэнэ, второй из четырех главных праздников в кельтском календаре, окружает такое количество суеверий.

Считалось, что надо раскидать желтые примулы у порога, чтобы защитить дом, и ни один фейри не сможет пересечь линию из примул. Дети собирали букеты из разнообразных цветов и помещали их на подоконники, вешали над дверью, под крышей, раскладывали их на дорожке, ведущей к дому, а также вокруг колодцев.  Некоторые для защиты украшали цветами уздечки лошадей, рога и хвосты коров, толкачи маслобоек и ручки подойников.

На мысе Клиар в лодки на удачу клали листья еще не распустившегося ириса, а по всей Ирландии ирис использовался в традиционных майских букетах. В графстве Корк на удачу собирали ветви платана, который раньше называли «летним деревом».  В разных регионах Ирландии были свои поверия, касательно того, принесет ли растение удачу или нет.  Среди таких растений можно перечислить боярышник, терн, ясень, ракитник, жимолость и ольху.
Старая поговорка гласит «Не выбрасывай ни клочка до конца мая», что означало, что до конца месяца не стоит прятать зимнюю одежду.  Исследователи фольклора также обнаружили другой вариант поговорки, где вместо «мая» стоит слово «боярышник», и они считают, что пословица означает, что холода могут быть до тех пор, пока не зацветет боярышник.
По большей части общество древней Ирландии было сельским, поэтому большинство суеверий связано с жизнью на ферме. Вся весенняя работа, например, подготовка почвы к посадкам, должна была быть завершена к Майскому Дню. В этот же период начинали резать торф. Если болото, подходящее для добычи торфа находилось на чужой земле, то её брали в аренду.  И согласно старой традиции каждая семья ставила у себя Майский Куст.

Во многих местах Ирландии Майский Куст ставили возле дома и украшали лентами, цветами или гирляндами. Иногда возле Куста ставили свечи и зажигали их с наступлением темноты.  В нескольких больших городах, которые существовали в то время, например в Дублине, одна община пыталась украсть Майский Куст у другой, чтобы украсть удачу у законных владельцев куста.  Поэтому кусты тщательно охраняли до вечера Майского Дня, чтобы затем положить их в уже догорающий большой костер, который был зажжен в канун праздника.
Другая традиция связана с кануном Балтэнэ и направлена на защиту фермы. После заката хозяин фермы вместе со своими работниками процессией обходили границы фермы, в руках они несли символы земледелия, например инструменты или зерно. Процессия всегда начиналась с востока, а по пути она останавливалась на точках, соответствующих сторонам света, чтобы провести небольшую церемонию.  Выкапывали маленькую ямку, хорошенько взбивали землю и сажали семена.  Также часто это место посыпалось сушеной священной травой — вербеной.  Следующим шагом был осмотр домашнего скота, особенно хвостов, чтобы убедиться, что недоброжелатели не припрятали там побег рябины или какой-нибудь другой заколдованный предмет.  Коров тоже посыпали сушеной вербеной.

Есть и более простая традиция. Отец семейства зажигал свечу, а затем опрыскивал порог, очаг и четыре угла дома святой водой. Потом он брызгал водой на жену и детей по старшинству. Далее он шел благословить животных и одно из своих полей.

Стоит упомянуть и другие традиции: все, что было взято взаймы нужно было вернуть,  огонь и пепел нельзя было выносить из дома, еду нельзя было давать попрошайкам, которые приходили к дому. Никто не мог быть уверен, что это не злая ведьма или злой фейри, притворившийся человеком.  Только к полудню Майского Дня семья могла вздохнуть спокойно,  ведьмовские часы Балтэнэ заканчиваются, их минуло проклятие коров, чары на маслобойке или злые пожелания, нашептанные над священным колодцем. Теперь можно было всецело отдаться празднованию первого летнего дня.

© by Bridget Haggerty

перевод — Linnen, 2012