Друидизм и кельтское язычество

Магия жертвоприношений и двухчастное деление ритуально-обрядового года в Ирландии

Христианский День Всех Святых приходится на 1 ноября. И что возможно более важно, Канун Дня Всех Святых – Хэллоуин – отмечается в ночь 31 октября. Последние столетия в Ирландии Хэллоуин представлял собой ночь веселья и озорства, и по сей день его празднование наблюдается по всей стране, как живое проявление обычаев ирландского календаря. Хэллоуин, известный в ирландском языке как Oiche Shamhna (Ихе Хауна) или Ноябрьская Ночь, выпадает на начало ноября, начало зимы. Таким образом, он связан с более древним ирландским праздником Саунем, который отмечали в Ирландии задолго до появления христианства.  Вплоть до раннего средневековья в этот период проводились народные собрания и большие ярмарки. Также это было время для перегона скота с летних пастбищ и выплаты ренты или дани лорду в виде забитых животных.

Мартинмас, или День Св. Мартина, выпадавший на 11 ноября, был также широко популярен в Ирландии. В период его празднования практиковался забой животных и употребление их мяса в пищу, но его история в Ирландии не такая древняя, как у Сауня. Забой животных на Мартинмас обычно проводили в виде ритуала с поднесением жертвенной крови Св. Мартину Турскому, которого в Ирландии почитали как защитника скота и людей. В данной статье мы рассмотрим вероятную взаимосвязь между двумя этими праздниками, чтобы разобраться, унаследовал ли праздник Дня Св. Мартина своё ритуальное значение от дохристианского Сауня.

Следует проявлять большую осторожность при проведении подобных аналогий,  так как обширные теории «языческих пережитков» в качестве действующей модели анализа народной традиции (так поддерживаемые фрейзеровской антропологией) последние годы были оценены весьма критически. И интерпретации современных обычаев, как остатков древней религии, могут оказаться весьма сомнительными с научной точки зрения.

Истоки Сауня

В ранней ирландской традиции год делился на два сезона, о чем свидетельствует, например, раннесредневековая история «Сватовство к Эмер». Этот текст датируется 10-м веком, но, как предполагается, на самом деле он является слегка измененной формой оригинала 8-го века.  Соответствующий раздел гласит:

Ибо двумя границами раньше делился год, а именно, на лето от Балтэнэ (1 мая), и на зиму от Сауня до Балтэнэ

Предполагается, что в восприятии времени индоевропейцев изначально существовали два основных сезона – лето и зима, и что такое двухчастное деление года продолжало практиковаться и в раннем средневековье. Эта древнейшая система деления года выжила и просуществовала в ряде европейских стран вплоть до исторического периода.  Согласно этой схеме Саунь представляется точкой в ирландском календаре, когда заканчивалось время выпаса скота на летних пастбищах: скот возвращался домой  и часть животных отбиралась для забоя. Действительно, известно, что мясо когда-то было главным компонентом пиршества на Саунь. Джозеф Наджи выявил ряд упоминаний таких эпизодов. Так, в средневековой легенде «Отроческие деяния Финна» воины фении употребляют свинину во время Сауня. В мифологическом тексте 11 века “Разрушение дома Да Дерга” персонажи насыщаются живой свиньей. Другая известная ирландская легенда , “Повесть о свинье Мак Дато”, рисует образы «свиного» пиршества , и снова это происходит, как говорится в стихотворении 11 или 12 вв., во время Сауня.  Есть еще одно доказательство в ранней ирландской литературе, которое, как нам кажется, согласуется с гипотезой Наджи, это одно из четырех четверостиший, написанных о древних праздниках — Сауне, Имолаге, Балтэнэ и Лунасе. Оно четко подтверждает тот факт, что на Саунь употребляли мясо, и наличие слова “cadla” в первой строке, которое переводится как “тонкий кишечник”, указывает, что это скорее всего были  потроха свеже-забитых животных, которые употребляли в пищу. Если некогда мясо было центральной составляющей пиршеств во время празднования Сауня, то ситуация кардинальным образом изменилась в средневековый период, где в эту ночь наоборот каждый должен был воздерживаться от употребления мяса. С 5 века и далее христианство стало господствующей религией в Ирландии, древние языческие праздники потеряли свою значимость, и в календаре стали доминировать христианские праздничные дни. Христианские традиции празднования Дня Всех Святых (1 ноября) и Дня Поминовения Усопших (2 ноября), очевидно, оказали большое влияние на преобразование обрядов Сауня. Как и во многие другие христианские праздничные дни, в День Всех Святых запрещалось есть мясо, и это объясняет почему прекратилось употребление мясной пищи в этот день

День Св. Мартина Турского, наоборот, был праздником, когда употребление мяса являлось традиционным и центральным элементом пиршества в пост-средневековой Ирландии. Ритуальный убой животных и употребление их мяса в пищу имели первостепенное значение. И, скорее всего, в период средневековья традиция потребление мяса на Саунь «перекочевала» на День Св. Мартина. Если рассматривать экономическую и политическую составляющую праздника, то в средние века Саунь теряет свою значимость, а его место занимает Мартинмас. Так ярмарки и народные собрания, которые некогда проводились на Саунь, в 13 веке уже проводятся на Мартинмас под контролем нового англо-нормандского режима, распространившегося в Ирландии в 12 веке. Например, в 1245 г. Джеффри де Тервилл, епископ Оссори и бывший лорд-канцлер Ирландии, получил королевское дозволение для проведения ежегодной ярмарки в Клонморе, графство Карлоу. Ярмарка проходила «на День Св. Мартина и семь последующих дней», относящихся к неделе Св. Мартина.  Для другой такой ярмарки, проходившей в Лимерике в течение всей недели Св. Мартина, было предоставлено разрешение в 1204 г. Квартальные ассизы (судебные разбирательства) стали проводиться в районах, находящихся под английским владычеством в Ирландии с 13 века, и один из четырех квартальных дней, когда суд заседал, был Днем Св. Мартина. Значимость даты 11 ноября с административной и экономической точки зрения значительно возросла в связи с Английским господством, и по всей вероятности снизила роль более древнего Сауня в районах, оказавшихся за пределами Гэльского права. Процесс постепенного смещения акцентов с Сауня  в сторону Мартинмаса, как окончания периода лета, продолжался на протяжении всего средневековья, а упоминания об уплате ренты или выплате дани в День Св. Мартина в виде забитых животных появляются с 14 века и позже. Таким образом, к высокому средневековому периоду в Ирландии Мартинмас стал прочно ассоциироваться с забоем животных и, вероятно, большая часть сопутствующего ритуала Сауня так же была перенесена на новую дату.

Балтэнэ

Как упоминалось выше, гэльская Ирландия некогда отсчитывала время от Балтэнэ к Сауню. Таким образом, изучение народных обычаев Балтэнэ может выявить определенные мотивы, которые нашли аналогичное выражение на День Св. Мартина. Они в свою очередь могут послужить новыми доказательствами тому, что День Св. Мартина частично унаследовал роль Сауня, как точки окончания лета и завершения половины сельскохозяйственного года. Патрисия Лайсэт провела глубокое исследование ритуалов и верований, окружающих Балтэнэ. Она описывает множество обрядов, которые должны были «содействовать личной и сельскохозяйственной удаче и процветанию», так как переход от зимы к лету воспринимался как крайне опасное время. Действительно, в такое пограничное время сила и влияние сверхъестественного могут быть невероятно мощными. Таким образом, чтобы противодействовать любым злонамеренным силам, которые вступали в игру, люди проводили определенные ритуалы, чтобы закрепить и переопределить границы. Эти ритуалы могли включать использование воды, железа или соли для обозначения границ дома или земельных угодий, и часто проводились на закате в канун 1 мая, что хорошо согласуется с идеей о том, что пороговое время является наиболее эффективным для проведения магических обрядов. Лайсэт цитирует описание защитного обряда, данное Кевином Данахером,  который проводился в графстве Лишь: очаг, порог и четыре угла дома освящались свечой, чтобы обеспечить защиту и процветание на следующий год. Лайсэт так же отмечает, что крупный рогатый скот являлся важной составляющей ритуалов Балтэнэ, а защита крупного рогатого скота и молочных продуктов вообще была центральной темой празднования. Это связано с периодом выпаса домашнего скота, который приходился на время между Балтэнэ и Саунем, с 1мая по 1 ноября.

Существует множество параллелей, которые позволяют увидеть  отголоски этих практик в традиции празднования Дня Св. Мартина. Когда люди забивали скот или птицу для Дня Св. Мартина, они окропляли кровью место перед дверью, порог и, часто, углы дома. То же самое могло проделываться и со входом в хлев или стойло. Все это предпринималось в защитных целях, так как люди верили, что кровь способна защитить от злых духов, болезней, смерти. Так они обозначали границы своего жилого пространства и помещений для содержания домашнего скота. Ритуал обычно проводился на закате в канун праздника, когда это считалось наиболее эффективным. Вырисовывается картина с двумя пороговыми праздниками, Балтэнэ и Мартинмасом, во время которых использовались защитные практики и ритуалы закрепления границ в целях охраны фермы и стада от возможного вреда и потусторонних сил. Если комплекс верований и обрядовых действий, сопровождающих Балтэнэ, можно рассматривать, как стремление людей магически защититься от потенциально опасных сверхъестественных сил в начале пастбищного сезона, то обряды и ритуалы Дня Св. Мартина можно рассматривать, как стремление к тому же самому, но уже в конце сезона. Несомненно, что в дохристианский и раннесредневековый период эту роль выполнял Саунь, но к средневековью его экономическое и сельскохозяйственное значение было перенесено на Мартинмас. День Св. Мартина, балансирующий на пороге зимы, является идеально дихотомическим аналогом Балтэнэ, и, несомненно, наследником роли Сауня в этом отношении. Стоит отметить, что двухчастное деление года это не только ирландское явление. Во многих случаях в  континентальной Европе год делился надвое, от Юрьева Дня до Дня Св. Мартина. Сходства Св. Юрия и Св. Мартина с точки зрения легенды, образа, роли и функции являются очевидными и свидетельствуют о сходстве между двумя праздниками, которые расположены на поворотных точках сельскохозяйственного пастбищного года. Таким образом, роль Дня Св. Мартина в обрядах ритуальной защиты можно рассматривать в более широком смысле, а сопутствующие верования и практики забоя скота – в контексте системы верований народов Европы, основой которой служил сельскохозяйственный год.

Кровопускание на Балтэнэ

Существует корпус доказательств относительно народного обычая пускать кровь крупного рогатого скота на 1 мая, и есть веские основания полагать, что эти действия имели ритуальное значение. Если данные указывают на ритуальную связь Балтэнэ с Днем Св. Мартина, так как они выступали в качестве «форзацев» к пастбищному сезону, то существование кровавых обрядов на Балтэнэ дополнительно подтверждает связь между этими двумя праздниками. Обычай ирландских фермеров пускать кровь живому крупному рогатому скоту в определенное время года несомненно связан с верой, что кровопускание было так или иначе полезно для здоровья человека или животного. Однако, есть несколько примеров, которые убедительно демонстрируют, что это действие имело более глубокое значение. Существует множество описанных случаев, когда в канун 1 мая или на сам день 1 мая проливалась кровь. Приводим цитату собирателя древностей Уильяма Уайльда, в которой говорится о системе мер предосторожности, предпринимаемых людьми на 1 мая для защиты своего скота. Вот что там говорится:

У нас есть традиция, опалять зажженной соломой каждую голову стада в Канун Мая, или обносить тлеющий уголь вокруг их тел, как это принято после отёла; и было вполне обычным делом лет пятнадцать-двадцать назад на майское утро пустить кровь целому стаду, а затем высушить и сжечь эту кровь.

Когда я был мальчиком, то не единожды видел великий Форт Раткрохан, в то время центр одного из самых обширных и плодородных пастбищ Коннахта, буквально покрасневшим от крови, пущенной скоту в майское утро. Кровопускание скота в этот период года видимо делалось с санитарной целью, так как некоторые из старых медицинских текстов рекомендовали эту практику для людей. Но выбор конкретного дня, и последующее сжигание крови, были, по-видимому,  остатками какого-то языческого обряда.

Аналогичный случай описан в работе У.Г. Вуд-Мартин «Следы Старой Веры Ирландии». Оба автора упоминают старые форты, имеющие сильную ассоциацию с фейри и со сверхъестественным в ирландской традиции, и оба делают на этом акцент, желая провести параллель между народными обычаями и древними языческими обрядами и верованиями. В их трудах и правда есть исконные народные традиции, которые, как нам кажется, указывают на древний ритуал, проводимый на Балтэнэ или на 1-ое Мая. И на самом деле кровопускания крупного рогатого скота, как представляется, имели место, по крайней мере в некоторых случаях, внутри развалин древних построек.

A.T. Лукас в своей работе о кровопускании в сельском хозяйстве документирует несколько фактов, подтверждающих связь обычая кровопускания с маем  месяцем и с Майским Днем в частности. Другой пример, из Таллахобегли в графстве Донегол, описывает защитные ритуалы кровопускания скоту, предшествующие началу выгона на летние пастбища в начале мая. Анекдот, записанный в Баллингэри в графстве Корк, упоминает этот же обычай. Есть и множество других примеров в ирландской традиции. Эти практики имеют много сходства с обрядами, имевшими место в Канун Дня Св. Мартина, и в обоих случаях связаны со здоровьем и защитой. Тот факт, что обряды Балтэнэ проводились внутри древних кельтских фортов, кажется, предполагает их более древний и, возможно, ритуальный подтекст. Форты считались пороговыми местами, связанными со сверхъестественными силами. Однако, следует также иметь ввиду, что использование древних строений для этих целей могло иметь чисто практический смысл, связанный с удобством для загона скота, а сверхъестественные ассоциации либо вторичны, либо вообще являются всего лишь плодом древних домыслов. В любом случае, каковы бы ни были причины использования фортов, понятия двухчастного года, заботы о здоровье и защите являются ключевыми моментами пороговых точек, а кровь представляет собой мощный символ, присутствующий в обоих случаях. Таким образом мы получили весомые доказательства, что когда-то ритуальный год в Ирландии исчислялся датами Балтэнэ и Сауня, а на более позднем этапе истории — Кануном Мая и Днем Св. Мартина. Ритуальное значение Дня Св. Мартина является наследием более древнего Сауня, с сопутствующими кровавыми обрядами, установлением защиты и границ, и в этом отношении имеет много общего с Балтэнэ.

автор — Billy Mag Fhloinn

перевод — Wolfsbane Honey, 2016