Друидизм и кельтское язычество

Праздник св. Михаила в Старой Ирландии

Майклмас 29 сентября в землях кельтов означал конец урожая. Люди начинали подсчитывать, сколько голов скота они смогут прокормить за зиму, а скольких надо продать или забить для того, чтобы был запас мяса. Кроме ярмарок, на которых продавался скот, проводились и ярмарки найма. Последние были особенно актуальны для работников ферм, которые искали себе работу на зиму после сбора урожая.

Кроме того Майклмас был одним из четырех квартальных дней года, когда собиралась арендная плата и платили по другим счетам. Иначе этот день называли «урожаем гусей», так как многие фермеры расплачивались домашней птицей, выведенной весной и откормленной за лето. Традиционно в этот день фермеры подавали на стол жареного гуся.

Майклмас отмечал конец рыболовного сезона и начало охотничьего, в это же время собирали яблоки и готовили сидр. В графстве Уотерфорд наступал конец туристического сезона, поэтому там появилась странная традиция — жители процессией шли на берег моря и кидали в воду чучело святого Михаила в знак символического протеста, что закончилось время заработка.

Во многих частях Ирландии фермеры раздавали жареных гусей бедным, а перья использовали в качестве наполнителей для матрасов и подушек. В некоторых городах на Майклмас выбирали мэра. Говорят, мэр Дублина не мог быть избран, пока не избран мэр Дрохеда. Как появилась эта традиция — неизвестно.

Согласно книге Кевина Данахера «Год в Ирландии» в древней Ирландии день св. Михаила не отмечался. И только с англо-норманнским вторжением праздник занял важное место в ирландском календаре.

Изучая традиции Майклмаса мы нашли упоминания о пироге на Майклмас. Раньше в такой пирог прятали кольцо и считалось, что тот, кто найдет его, женится или выйдет замуж в течении года. Заинтригованные этим обычаем, мы искали рецепт, но не нашли. Так как основное блюдо этого дня — жареный гусь, то логично предположить, что пирог был сладким. Возможно начинка была из ежевики, потому что считалось, что в этот день дьявол плюет (или даже хуже) на ежевику, поэтому собирать её после 29 числа считалось неблагоразумным. Исходя из старой истории, когда св. Михаил сбросил Сатану с небес, тот приземлился на землю в кусты ежевики, поэтому каждый год он возвращается, чтобы плюнуть на ежевику, а его нечистое дыхание губит растения.

Не желая, чтобы что-либо пропало зря, особенно бесплатная еда, люди старались собрать как можно больше ягод, делали из них пироги и варили варенье. Поскольку в это время года много яблок, то их тоже могли использовать для пирогов.

Традиция жарить гуся в этот день скорее всего появилась благодаря английским поселенцам. В средние века праздник св. Михаила был важным событием для большей части Западной Европы, поскольку совпадал с окончанием урожая. В Англии считали, что если съесть гуся на Майклмас, то это защитит от бедности в течении года: «Кто ест гуся на Майклмас, не будет нуждаться в деньгах и не влезет в долг».

Выведенные весной гуси были готовы для продажи на ярмарке в честь Майклмаса, этот «гусиный урожай» так же известен как «Fomhar na ngean» (прим. «Осень веселья»). Гуся надо было съесть до 30 сентября, а грудную косточку использовали для предсказания погоды на зиму, разглядывая её на свету. Просвечивающая косточка означала, что зима будет мягкой, а толстая означала, что зима будет холодной. Пестрая же косточка означала, что погода будет переменчивой. Верхняя часть косточки обозначала начало зимы, а нижняя — период после Рождества.

Символами праздника были перчатка, гусь и имбирь. Перчатка означала щедрость и честность лорда, гусь дарил удачу на год, имбирь, как считалось, защищал от болезней.

Так как гусей было много, то не удивительно, что именно гусь стал основным традиционным блюдом. Тем не менее существует занимательная история, которая стала частью британского фольклора. Предположительно королева Елизавета Первая обедала в старом поместье сэра Нэвилля Амфрейвилля, на стол подали множество блюд, среди которых был и гусь. Королева с большим удовольствием ела гуся и вдруг она попросила бокал бургундского, подняла его и произнесла: «Пусть испанская армада будет уничтожена». Едва она закончила говорить, как появился гонец с донесением, что испанский флот погиб в шторме. Королева потребовала второй бокал и сказала: «Впредь пусть гусь служит напоминанием об этой великой победе». Эту историю портит то, что благодарственная проповедь за победу проводили на день св. Павла, 20 августа, а флот пострадал от ветров в июле.

Вот другие обычаи, связанные с этим днем: «Дерево, посаженное на Майклмас не погибнет», тему растений мы находим и в затейливом стишке:

Маргаритки Майклмаса среди сорняков,
Цветы Михаила — доблестные дела.
Последними остались стоять,
До праздника Симона и Иуды».

by Bridget Haggerty

перевод — Linnen, 2012