Видение Фингена

Русский (С. Шкунаев)

Случилось однажды Фингену, сыну Лухта1, быть в ночь под Самайн у
Друим Финген2. Приходился Финген братом Тигернаху Тетбуйлеху, сыну
Лухта, откуда и название - королевство сына Лухта. Каждую ночь под Самайн
приходила к Фингену женщина из сидов, и пришла она, чтоб о явлениях чудесных и
королевских дворцах, волшебном народе и разных диковинах поведать ему в эту
ночь под Самайн. Звали ее Ротниам, дочь Умала Урскатаха из Сид Клиат3.
Вот как они встретились. В ночь под Самайн сошлись они, и спросил Финген:
- Скольких не знаем чудес мы, что этой ночью случатся в Ирландии?
- Их всего пятьдесят,- отвечала женщина.
- Что ты мне скажешь о них? - спросил Финген.
- Вот несравненное чудо,- сказала женщина,- сын этой ночью родится у
Фейдлимида, сына Туатала Техмара4, короля Ирландии. Всей Ирландией
завладеет он и разделит ее на пять королевств, и народятся от него пятьдесят
три правителя Ирландии5. Пребудут они все королями до Ораинеха
Уснеха6, хоть и не поровну доведется им править.
И тогда спел Финген:
Хоть эта ночь и долга,
как семь зимних ночей,
о том не сожалею и не буду сожалеть,
не спало ирландское войско.
- Какое же чудо еще, о женщина? - спросил Финген.
- Вот какое,-ответила женщина.-Хлынет поток этой ночью. через долину на
востоке7 по следу воительницы, жены Нехтана, сына Снама Нуадата.
Потечет он из Сид Нехтан на северо-восток до бурлящего моря. Три кравчих
Нехтана - Флеск, Леек и Луам - стерегли тот источник, но, нарушив заклятие,
бежал поток от них и превратился в чудесную реку, славную несчетными
дубравами, долинами, торфяными болотами, бродами, озерами; устьями. Но и без
того она путь тайного знания, жезл из светлой бронзы на чистейшей золотой
долине. Имя ее Боанд.
И тогда спел Финген другую песнь:
Хотя чудесен мой облик,
хотя долго мое бдение,
хотя бесконечна для меня зимняя ночь,
не будет мне это горько.
- Какое же чудо еще? - спросил Финген.
- Вот какое,- отвечала женщина.- Со времен Потопа сокрыто в Ирландии дерево,
и теперь три дождя плодов сбросит оно, так что трижды наполнится желудями
поле, где оно стоит. И когда упадет с него последний желудь, немедля появятся
завязи нового урожая. Освободили потоп без разрушения. До нынешней ночи
никогда не видел глаз человека этого дерева, имя которого Мугна8. То дитя
райского дерева. С могучими ветрами залетело сюда его семя и опустилось в
долине Мугна, а быть может, это-плод с ветви, что держал Всевышний, который
пророс в правление Конанга Бек-фиаклаха, брошенный рукой Финтана, сына Бохра.
Как это случилось, останется тайным. Нынешней ночью явится оно ирландцам и
прославится вовеки веков.
И тогда спел Финген другую песнь:
Не тяжко бдение из-за дерева,
с Потопа покрытого плодами,
велика будет слава по Бреге,
до всех народов дойдет.
- Что же за чудо еще? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Финтан, сын Бохра, сына Этиара, сына Нуайла,
сына Амда, сына Каина, сына Ноя, что даром благородного короля сделался
величайшим в этом мире мудрецом. Был бессловесен он - не хороша была его
речь, хоть и мог он говорить,-в час, когда услышал гул потопа у склона горы
Ойлифет. На гребне волны перенесло его на юго-запад Ирландии. Сделался он нем
и лежал погруженный в сон, пока потоп покрывал землю. Воистину безмолвен он
был с той поры и доныне. Оттого-то и скрыта была правда об Ирландии, ее
деяниях, пророчествах, старине и законах. Лишь один Финтан пережил потоп, и
нынче ночью наслал на него Господь дух Самуила пророка в облике юноши.
Опустились на губы Финтана солнечные лучи, и три углубления появились у него
на затылке, отчего семь даров красноречия и семь цепочек примет его
язык9. Так открылась этой ночью старина и былые деяния, отчего и
говорится "уж лучше молчание, чем пустые речи".
И тогда спел Финген другую песнь:
Хоть и темна мне эта ночь,
с вечера и до утра,
нет у меня сожаления,
ибо поистине чудны деяния.
- Что же за чудо еще? -спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Нынче ночью открылись и явлены были три
величайших сокровища Ирландии. То боевой шлем Бриона10 из Сид
Круахан, что сработал Брео, сын Сметраха, мастер Энгуса, сына Умойра. Покрыт
он чистейшим индийским пурпуром, и. венчает его золотое яблоко. Размером тот
шлем с голову воина, а вокруг него тянется нить из перебранных рубинов. На
нем сто колечек красного очищенного золота и сто цепочек из светлой бронзы для
украшения. Долгие годы был он сокрыт от Морриган в источнике Сид Круахан.
Никто на свете не ведал о нем до сегодняшней ночи. Второе сокровище-фидхелл
Кримтана Ниа Найр11. Взял он ее у Оэнух Финд, когда отправился в
дальний путь со слепой на левый глаз Нар и оказались они во тьме на море. В
крепости Уснеха таилась она до этой ночи. Третье сокровище - диадема Лоэгайре,
сына Лухта Ламфинд, что сделал Лен Линфиаклах12, сын Банблог Банна.
Нашли ее нынешней ночью три дочери Файндле, сына Дуброта, в Сид Финдхад, ибо
не ведал никто о ней до часа великого рождения, до рождения Конхобара
Абратруада13. И тогда спел Финген другую песнь:
Долгая ночь, коли б не ты,
явлены мне чудеса,
были мы, были мы в горе,
у длинного склона скалы.
- Что же за чудо еще? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Пять главных дорог Ирландии, никому не
известных до нынешней ночи. Не случалось ездить по ним королям на колесницах.
Первая-Слиге Мидлуахра, что открыл этой ночью Мидлуахайр, сын Дамайрне, сын
короля Сруб Брайн, идя на праздник Тары. Другая - Слиге Куаланд, что открыл
Фер Фи, сын Эогабала, идя впереди своих воинов на праздник Тары. Третья -
Слиге Асайл, что открыл Асал, сын Умойра, сына Дордомблайса, идя впереди
разбойников Миде на праздник Тары. Четвертая - Слиге тола, что открыл Сетна
Секдерг, сын Дорнбуйде, идя с друидами Иармумана на праздник Тары. Пятая -
Слиге Мор, или иначе Эйсцир Риада, ибо делит она Ирландию. Открыл ее Нар,
сын Энгуса Умайла, который, сразившись с воинами Ирруса, первый пришел в
Тару. До нынешней ночи неведомы были эти дороги Ирландии14.
И тогда спел Финген другую песнь:
Хоть я и долго стою,
не властна надо мной печаль,
не властна в черной ночи зависть
к людям и празднику Тары.
- Что же за чудо еще? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Две нетронутых могилы на Слиаб Мис15.
Погребены в них два сына Миля Эспайне, Эбер и Эремон, что поделили между
собой Ирландию и взяли земли: один на восток от горы, а другой на запад. И
предрекли сыновья Миля, что, покуда не сойдутся две их могилы в одно место, не
бывать над Ирландией единой власти. Два друида похоронили братьев-Уар и Эйтиар
их имена. Нынче ночью сошлись воедино могилы, так что лежат братья спиной к
спине в самом чреве горы. С этих пор и вовеки пребудет над Ирландией один
повелитель.
И тогда спел Финген другую песнь:
Благородным народам чудесное диво радостно провозглашаю,
не слыхали доныне в Ирландии в одну ночь о таких чудесах.
- Что же за чудо еще? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Три чудесных озера явились сегодня в Ирландии
с рождением Конна. Первое - Лох Эках16, где поставлено дерево, священный
столб, что через семь лет явится над водой, железо, что должно пребывать в
воде, и камень, что должен пребыть под землей. Второе - Лох Риах17,
в нем Каэр Абартайг из Сид Фетайл Анбудайг стирала одежды Мак Ока, что были
множества самых чудесных красок. Оттого-то и само озеро стало многоцветным и
каждый час меняет цвет, если стоят ирландцы и смотрят на него с одного места.
Лишь обреченные на смерть не видят того и для них оно всегда одинаковое.
Третье - Лох Лейн, на которое пролился дождь из Тир Тайрнгире18 и
упали в него дивные сокровища, что зовутся драгоценностями Лох Лейн. Были
сокрыты они и не являлись людям до нынешней ночи.
И тогда спел Финген другую песнь:
Хоть издалека ты пришла,
о женщина, нашлось у тебя,
чем помочь мне,
много всего рассказала ты мне
при рождении Конна о чудесах в Ирландии.
- Что же за чудо еще? -спросил Финген.
- А вот что,- ответила женщина.- Четверо спаслись19 от Племен
Богини Дану в битве при Маг Туиред и скрывались потом, и губили зерно и
плоды, молоко и морскую добычу. Один из них, Редг, был в долинах Маг Ита,
другой, Бреа, скрывался в холмах Брег, третий, Гренд, в горах Смойл20,
четвертый, Тинел, в круаханской земле. Нынче ночью были они побеждены и
изгнаны из Ирландии. Совершили это Морриган, Бодб из Сид Фемен, Мидир из Бри
Лейт и Мак Ок, дабы вовеки не грабили фоморы Ирландию, покуда не исчезнет
потомство Конна.
И тогда спел Финген другую песнь:
Явились чудеса с рождением потомка Туатала Ниа Найр,
трижды лучше для Ирландии, когда ты поешь о них.
- Что же за чудо еще, о женщина? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила та.- Дивное творение, хоть и не суждено ему стоять
вечно,- стена из светлой бронзы, что идет вокруг Paт Айлине21. С
тех пор, как начали ее строить, все, что ни делали мастера да умельцы за день,
на другой было разрушено. И до сего дня не была она ни построена, ни
расцвечена. Три источника появились в Ирландии, прежде чем прошел грозный
Дагда,- Сиур, Эойр и Берба22. Встретились они в одном месте и
сошлись в одном устье сегодня ночью.
И тогда спел Финген другую песнь:
Прекрасна ты, женщина,
говорящая это,
счастлив я слышать тебя,
для Ирландии больше не тайна -
ожидание Конна Ста Битв.
- Что же за чудо еще, о женщина? - спросил Финген.
- А вот что,- ответила та.- Прилетели трижды девять белых птиц, скованных
цепочками23 Красного золота, и прозвучала над валами Тары
прекрасная мелодия, так что ни горя, ни жалости, ни тоски, ни печали уж там
не осталось. Явились в Тару три сына Эойна, сына Этидеойна из Сид Труйм, и
уселись вокруг нее эти три королевских воина - Маэл, Блок и Блуйгне24.
Трижды раздался тогда в Таре звон оружия, трижды вскричали бывшие там воины
и все королевские крепости Ирландии. И спел провидец королевскую песнь Конну
в то самое время, когда появлялся он на свет.
- Помнишь ли ты эту песнь? -спросил Финген.
- Воистину да,- отвечала женщина.
- Спой же ее мне сейчас,- сказал Финген.
-Узнал ты немало радостного этой ночью и снова отступит твоя печаль, лишь
только услышишь ее,- сказала женщина.
- Что б мог я услышать дурного, зная о стольких великих вещах,- молвил
Финген.
И тогда принялась женщина из сидов петь песнь, которую пропел друид, когда
появился на свет Конн в Таре:
Клич рождения Конна, Конн над Ирландией!
Ирландия Конна, Конн до Файла!
станет могучим войско в правление его
в древней долине Эдайр25 навеки.
Возглавит он конных и колесницы,
дороги под ними, гром через море,
лодки качающиеся с кораблями,
он волны несет за моря.
В Миде и Мунстере войско его
все будет рушить до моря границы,
лейнстерцы будут отважны в ту пору,
хоть и не будет подмоги ему.
Обрушит удар он на земли Луахры,
древнюю долину Снайб наполнит отвагой,
до Эсс Руад, до Финд, до Фанайт26,
до Дома Донна, где встреча всех мертвых.
Копья его кровь бойцов опьянит,
дорога за Уладом широкая.
гнева его не избегнет никто
до самых волн Муйр Ихт27.
Повозки разбиты и древки в крови,
в крови коричневой, горькой - мечи,
от земли до самых небес наполнит он воздух горящий, жестокий.
Свой путь начнет в Таре власть прекрасная,
добрая, долгая, Конну назначенная,-
род его благороден, пятьдесят три короля от него.
Родится и внук у него потом,
Кормак по имени, Конна внук,
будет правды скалой он во всякое время,
сильным пребудет вовеки веков.
Полон гордости, Конн истерзает страну,
между пустошами и горами, пребудет с добычей своей и с законом,
с народом своим до конца.
Правду вещают друиды в Таре,
провозгласили его, да не станется ложью,
власти исполнен до трех морей - все ему дал Господь.
Пусть нам с тобой, о Финген, долго приходится ждать чудес,
о которых говорено здесь, больше всех Конну дано.
Прекрасное, долгое время дано,
чудо свободнорожденным под ним,
королю битв и войск прежде звона оружия бросьте клич.
- Вот что пропел. Кесарн друид в Таре,-сказала женщина, -в то время, когда
родился этой ночью Конн. И тогда спел Финген еще одну песнь:
В том, что ты говоришь мне, о женщина,
мнится мне, нету нужды,
и толку не будет мне
от услышанной песни друида.
Стал после этого Финген горевать и печалиться и отправился вон из своей земли
без возврата до того времени, пока не кончится власть Конна и его потомства.
Принялся он ходить по всей Ирландии, по каждой земле и пустоши, а Конн в это
время начал править всей страной.
Стоял однажды Конн на холме Уснех Миде и смотрел во все стороны на Ирландию. И
спросил он своего друида, что звался Коран:
- Есть ли в Ирландии кто-то, кто мне не подвластен?
- Все здесь под твоей властью, кроме одного человека,- отвечал друид.
- Кто ж он? - спросил тогда Конн.
- Нетрудно ответить,- сказал друид,- это Финген, сын Лухта. С тех пор, как
родился ты и стал королем, скрывается он от твоего закона и власти.
- Где ж сейчас он? - спросил король.
- Он в пустошах у Слиаб Мис и Ирлуахра,- ответил друид.
- Не потерплю я семени раздора в Ирландии, над которым нет права короля,-
сказал Конн.
- Нелегко тебе первому будет,- молвил друид.
- Отчего же? - спросил его Конн.
- Женщина из сидов обучает его,- ответил друид.
- Есть "правда Бодб" у меня для волшебного народа Мунстера28,-
сказал Конн,- так что наложен ими гейс на мое царствование.
- Кого же ты можешь послать?-спросил друид.
- Есть при мне Фер Фи, сын Эогабала,- ответил Конн,- сын дочери Кримтана Ниа
Найр, чей отец из Сид Бодб.
- Пошли же его,- сказал друид.
Тогда пришел Финген и встретился с Конном и пятьдесят лет был при нем во всех
геройских сражениях. И победил он в семнадцати битвах, но в семнадцатой пал
вместе с Форананном Фота от руки Голла и Ирголла29 в Тир Конайл.
Так тридцать пять лет правил Ирландией Конн, а всего царствовал он пятьдесят
три года. И был он воистину лучшим королем, которого только знала Ирландия
перед приходом истинной веры. Ни до того, ни после не жилось в Ирландии лучше,
чем при нем, если не считать правления внука его, которого звали Кормак. Не
скажешь даже, чье правление было славнее, и надо признать, как поэт Сенфуат,
что ни в чем одно не уступало другому. Вот каково было правление Конна - без
разбоя, без воровства, без нечестья, без болезни, без комаров, без слепней,
без мошки, без сырости, без сильного ветра, без снега, но лишь с росой, дождем
и туманом. Было оно без шершней и без ос, но лишь с пчелами в лесах у Тары.
Было оно без сухих деревьев, без жестокости к людям, без победных кличей, без
стенаний, без истребления, без людей, у которых нет работы, без стражи, без
горя. Не было в Ирландии в то время поры года без плодов, ночи без росы, дня
без тепла. Зеленел каждый лес, а всякая река была полна рыбы, лишь только
войдешь в нее по колено. Не было тогда ни копий, ни кинжалов, ни мечей30.
Кнут и стрекало служили в то время оружием. Лишь пятнадцать дней по весне
работали тогда люди на полях, но зато трижды в году приносили они урожай. На
рогах скотины куковали в ту пору кукушки. Сто завязей приходилось тогда на
ветку, сто орехов на каждую завязь, девять... не меньше было молочных коров,
чем быков в его время. Двадцать мер зерна или двадцать чаш меда стоила в его
правление унция серебра. Двадцать четыре меры было в те времена в унции -
такова была тогда цена коровы. Воистину, все это было похоже на рай, и
казалась Ирландия обетованной страной под медоносным цветком трилистника. И
было все это в правление Конна Ста Битв, как поет о том Эохайд Поэт31.
Правление Конна Ста Битв, пятьдесят да три года, без грабежа, без пожаров, без
ран человечьих было, без воровства, без разбоя, без лжи, без болезни короткой
иль тяжкой, без слепней и шершней, без злых комаров, без долгих ливней, без
сильного ветра, без снега, благородная брань, но всего лишь три дара: роса,
капля дождя да туман.

Примечания

1) Финген, сын Лухта - легендарный персонаж, о котором практически ничего не
известно. Его братом, как сообщает текст, был Тигернах Тетбуйлех (или, как в
других источниках, Тетбаннах), упоминающийся в традиции среди других
правителей Ирландии в период так называемого времени пятин, совпадающего с
правлением Конхобара уладского. Тигернах был правителем одного из двух
королевств Мунстера, в то время как вторым владел Ку Рои.

2) Друим Финген - тянущаяся с востока на запад цепь холмов (территория совр.
графств Корк и Уотерфорд).

3) ...из Сид Клиат.- Ротниам была сидой, ее имя означает "сверкающий круг" или
"круговое движение". Сид Клиат - теперь Кнокани, графство Лимерик.

4) Туатал Техмар - известнейший персонаж легендарной ирландской истории (см. о
нем начало саги "Борома" в наст. изд.), традиционно считался победителем
"племен-данников" четырех главных королевств Ирландии и королем, утвердившим
их подчинение Таре. Был дедом знаменитого короля Конна Ста Битв (по
традиционной хронологии - 123-157 гг.).

5) ...пятьдесят три правителя Ирландии.- В личности Конна, о котором идет речь,
безусловно, воплощено немало чисто мифологических черт, и оттого многие
явления и деяния, которые традиция без сомнения относила ко времени,
значительно предшествующему его рождению, связывались тем не менее с ним.
Так, здесь говорится, что он разделил страну на пять королевств (иногда
считалось, что при нем была основана и сама Тара), хотя этому противоречит
вся схема легендарной ирландской истории. Считалось, что, попав в
потусторонний мир, Конн услышал от олицетворяющей ирландскую землю богини
пророчество о своих многочисленных потомках, которым назначено править
страной. И самому Конну тоже приписывалось подобное пророчество, где
действительно перечислялись пятьдесят три короля, его наследники.

6) Ораинех Уснеха - "Золотое лицо Уснеха"; о ком идет речь, не установлено.

7) Хлынет поток этой ночью через долину на востоке...- Речь идет о рождении
реки Бойн (см. об этом соответствующий раздел в преданиях о "старине мест"
в наст. изд.).

8) Мугна - см. об этом в преданиях о "старине мест" в настоящем издании.

9) ...примет его язык..- Солнечные лучи традиционно считались в Ирландии одним
из источников мудрости; семь цепочек, возможно, перекликаются с описанным
Лукианом изображением галльского Геркулеса (см. комм. 12 к саге "Битва при
Маг Туиред").
10) Брион - персонаж из Племен Богини Дану; его боевой шлем, украшенный
драгоценными камнями и увенчанный золотым шаром, по преданию, сделал Брео,
сын Сметраха, мастер одного из вождей племен Фир Болг - Энгуса.

11) Кримтан Ниа Найр - легендарный король Ирландии, правивший в начале нашей
эры. Его лоска для игры в фидхелл была знаменита в ирландской традиции -
считалось, что он получил ее от сиды Нар.

12) ...диадема Лоэгайре... Лен Линфиаклах... - Имеется в виду Лоэгайре Лорк;
дед Лабрайда Лойнгсеха, о котором шла речь в саге "Разрушение Динн Риг".
Обычно считался сыном Угайне Великого. Лен Линфиаклах прославлен в различных
преданиях как искуснейший мастер.

13) Конхобар Абратруайд -- Конхобар Краснобровый, правитель, принадлежащий
лейнстерской традиции. Отчего час его рождения упомянут здесь и назван
"великим", не вполне понятно. По преданию, он пал от руки Кримтана Ниа
Найр.

14) ...эти дороги Ирландии.- "Явление" этих дорог, соединивших Тару со всеми
районами страны, в момент рождения Конна символизировало связывавшееся с ним
установление главенства Тары. Между тем пять дорог, как и пять деревьев,
заезжих домов и т. д., принадлежат не исторической или легендарной, а
сакральной традиции, следовательно, и рождению Конна, открывшего новую эпоху
в жизни страны, придается космический характер. Слиге Мидлуахра шла в сторону
Эмайн Махи в Уладе, Слиге Куаланд - к юго-востоку, Слиге Асайл - на
северо-запад, ее название
может быть связано также с именем копья Луга, Слиге Тола (или Дала) - на
юго-запад, а Слиге Мор делила Ирландию поперек с востока на запад.

15) Слиаб Мис - совр. Сливе Миш в графстве Керри.

16) Лох Эках - Лох Ни, в районе совр. графств Дерри и Антрим.

17) Лох Риах - Лох Ри, графство Голуэй.

18) Лох Лейн - - озеро в Килларни, названное по имени мастера Лена, о котором
шла речь выше.
Тир Тайрнгире-Обетованная Земля, одно из ряда названии ирландского чудесного
потустороннего мира.

19) Четверо спаслись...-- Об этих четверых спасшихся ничего не говорится в
тексте саги "Битва при Маг Туиред" (см. наст. изд.) и в других источниках.

20) Маг Ита - долина в совр. графстве Донегал; друим Брег - холм в совр.
графстве Мит; имя горы Смойл встречается в нескольких районах Ирландии.

21) Paт Айлине - совр. Кноколин, графство Килдар; в древности здесь были
крупные укрепления.

22) Сиур, Эойр и Берба - совр. реки Суир, Нор и Бэрроу, которые у совр.
Уотер-форда сливаются в одно устье.

23) ...скованных цепочками...-- Цепочки на ногах птиц, упоминания о которых
часты в ирландской традиции, всегда означают их принадлежность к
потустороннему миру.

24) Маэл, Блок и Блуйгне - в других текстах эти трое называются друидами
Конна. Имена двух последних - названия легендарных камней, которые стояли в
Таре и должны были расступиться перед тем, кому предстояло стать королем
Ирландии.

25) Эдайр совр. холм Хоут, недалеко от Дублина.

26) Долина Снайб расположена между древним Круаханом и Атлон; Эсс Руад - см.
комм. 36 к саге "Разрушение Дома Да Дерга"; финд часто встречается в
разнообразных названиях, и неясно, о чем здесь идет речь; Фанайт -
небольшой полуостров, расположенный в графстве Донегал, на самой северной
оконечности Ирландии.

27) Муйр Ихт совр. Ла Манш.

28) ...для волшебного народа Мунстера...- Имеются в виду сиды южного
королевства, правителем которых традиционно считался Бодб Дерг, обитавший в
Сид Фемен. "Правда" означает здесь гарантию подчинения.

29) Кто такой Фораннан Фота неясно; Голл и Ирголл - вожди фоморов.

30) ...ни мечей.- Большинство элементов этого описания вполне традиционны, что
не противоречит сказанному выше о многочисленных битвах Конна.

31) Эохайд Поэт -- другое имя Даллана Форгала, известного филида конца VI в., составившего знаменитую хвалебную песнь св. Колумбе, после того как тот встал на защиту ирландских филидов (см. вступительную статью).

Английский (T.P. Cross & A.C.L. Brown)

1. Once upon a time, when Fingen mac Luchta was in night-watch on Hallowe'en in Druim Finghin, there came a fairy woman a-visiting Fingen every Hallowe'en continually, so that she used to tell him whatever there was of marvels and of glories in Erin from one Hallowe'en to another. Rothniamh (Wheel-splendor) the daughter of Umall Urscothach (Fresh-flowery) from the sid of Cliu was (the name of) that woman. « How many wonders, O woman, » said Fingen, « are there to-night which we do not know in Erin ? » « Fifty wonders, » said the woman. « Tell them to us, » said Fingen. « There is a great wonder, » said the woman : « to wit, a son is born to-night in Tara to Feidlimed, son of Tuathal Techtmar, king of Erin. And that son will obtain Erin in one lot, and there shall spring from him three fifties of kings of all those who shall take the throne of Erin until (the time of) Orainech (The Golden-faced-one) of Usnech, and they shall all be kings, though they shall not have the same duration of life. »

Then Fingen sang this quatrain :

Though this be a long night-watch
in which there might be length of seven winter nights,
The men of Erin would not be sorrowful,
and would not sleep, during it.

2. « And what other wonder, O woman ? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said the woman. « To-night there bursts forth a splendid stream over the eastern plain of Erin on the track of the woman-warrior, the wife of the son of Nechtan; that is, from the place where Sidh Nechtain is (located) north-east to the billows (lit. 'mane') of the sea. A well, » said she, « which is deeply hidden with the three cupbearers of Nechtan; to wit, Rod and Lazy and Pilot. The Woman-warrior she is who went from them after violating its (the well's) geasa, so that the well made a beautiful river and so that numerous are its many glories: both oak-woods, and plains, and bogs, and fords, and marshes, and river-mouths, and streams. It shall be a bountiful road and it shall be a rod of white-bronze across a plain of refined gold, for its name is the Boyne."

And Fingen uttered another quatrain :

Although my aspect be not brilliant,
and although the night-watch is long,
Even though it last for me to the end of a winter night,
it will not bring me into despondence.

3. « And what other wonder, O woman ? » said he. « Not hard (to tell), » said the woman. « A tree indeed, » said she, « which has been hidden in Erin from the time of the Flood, and it sheds three showers of fruit through the mist, so that the plain on which it stands is full of mast thrice yearly; and when the last acorn falls from it, then comes the blossom of the next acorns. And the waves of the flood saved it without destroying it, and the eye of man has not seen it until to-night. The Yew of Ross is the name of that tree, » said she, « that is to say, (it is) a scion of the tree which is in Paradise. It is to-night,moreover, that it has been revealed to the men of Erin that it may be an eternal glory from beginning to end. »

Then Fingen spoke this quatrain :

Not sorrowful is the watch
waiting for the tree which has been hidden since the flood;
Lasting will be its glory over Bray
to the tribes over whom it will spread.

4 « And what other wonder, O woman ? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said the woman. « God, the High King, granted to Findtan mac Bochrai that he should be a chief judge of wisdom in this world, and he has been mute from the hour that he heard the wave-roar of the flood against the side of Mt. Olivet, he himself being upon the brow of the wave in the south-west part of Erin Moreover, he was asleep as long as the flood was upon the world, and he has been in silence from that time onward, and to-night the power of speech has been unlocked for him, to tell the history of Erin; for that history has been in obscurity and in darkness until to-night. For he is the one just man that the flood left in Erin. Therefore to-night a glorious spirit of prophecy has been sent in the shape of a gentle youth and has alighted on his lips from a ray of the sun, until it has extended through the trench of his back (the lower part of the back of his head) so that there are seven good speeches of poetry that are upon his tongue to tell the histories and the synchronisms of Erin. »

Thereupon he said :

Though it be a long night to me
from nine o'clock till morning,
It does not disturb me,
because of any one of these fair wonderful deeds.

5. « And what other wonder, O woman ? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said the woman. « There have been completed to-night the three chief fabrics of Erin: to wit, the helmet of Brion's from the sids of Cruachu which Breo son of Smeathru, the smith of Aenghus son of Umhor made; that is, the battle-helmet of purple-crystal of the land of India (with) an apple of gold on top of it of the size of a man's head, and a hundred threads of variegated carbuncles and a hundred tresses ( ?) of very shining red gold and a hundred chains of white bronze adorning it. For a series of years it has been hidden from the Morrigu in the well of the sid of Cruachu. It has, moreover, been hidden until to-night. And the chess-board of Crimthan Nia Nair, which he brought from the gathering of Find, on Crimthan's adventure (into fairyland) when he went one day north-eastward of everybody (i. e., of the rest of the world) from the sid of Bodb upon an adventure, so that it has been in Usnech until to-night. And the diadem of Laegaire mac Luchta White-hand, which Leand Linfiaclach son of Bainblodha of the Bann made. The three daughters of Fandle mac Durath, from the sid of Fairfield found it to-night after its being hidden for a long time; to-wit, from the birth of Conchobar Red-eyebrow."

Then Fingen spoke this quatrain :

'Tis a long watch if it were not for you
a-talking to me so that it was wonderful.
I was a hero. I was a king. At it ( ?)
by the side of the full long stone.

6. « And what other wonder, O woman ? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said the woman. « The five chief roads of Erin, » said she. « They were not found until to-night, and neither horses nor chariots have travelled them. They are the Track of Midhluachar which Midhluachar mac Damairne, the son of the king of SrubBrain, found in reaching Tara for the meeting of the Feast of Tara to-night;and the Track of Cualu which Fear Fi (Man of Poison) macEoghabail (Yew Fork) found on reaching Tara to-night before the phantom hosts of fairy ; and the Track of Asal which Asal mac Doir Domblais (Bad-Tasting) found on reaching Tara before the reavers of Meath; and the Track of Dal which Setna Sithderg (Ever Red) mac Dornbuidhe (Yellow Fist) found before the bandit host of Ormond as he was seeking the Feast of Tara this night to-night ; and the Great Track (i. e., the Eskers of Riada to the dark ...(?)....) which Noar mac Aenghusa Umaild found before the heroes of bravery of Irrais Domnand in strife. So that they are the first who have reached Tara to-night, and these five roads did not appear in Erin until to-night."

And Fingen began a quatrain :

Although I am in long rest,
no long sadness seizes me;
No dislike of the black night seizes me
before the feast of the great host in Tara.

7. « And what other wonder, O woman? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said the woman. « Two complete sepulchres of Sliab Mis. There were buried in them two sons of Mil of Spain; to-wit, Eber and Erimon on the occasion of dividing Erin between them; one of them at the end of the mountain to the eastward and the other at the end of the mountain to the westward. And the Sons of Mil said that those two sepulchres would not meet in any manner until the kingship of Erin should reach one grip (i. e., be united under one head). It is they, moreover, who buried them; to-wit, his two druids, Uar and Eithiar their names. To-night those two graves have met so that they were (of) equal length side by side in the midst of the mountain, and in Tara shall be the single-grip of Erin till judgment. »

And Fingen sang this quatrain :

Glory to those of noble clans with splendor,
(is) whatever of good you prophesy;
There has not been heard in Erin till now
(so much of) special glories in one night.

8. « And what other wonder, O woman? » said Fingen. « Not hard (to tell). » said she. « Three wonderful lakes have appeared in Erin to-night before the birth of. Conn of the Hundred Battles, to wit: Loch nEchach; a four-branched holly tree which has been placed at the head of it for seven years has turned to stone in so far as it was in the earth, and the portion of it that was in the water has turned to iron, and that portion of it that was above the water has turned to wood. Moreover, Loch Riach, » said the woman; « it is in it that Caoer Abarbaeth (Silly Berry) from the sid of Feadal Ambaid washed the mantle of Mac in Og with a multitude of colors unknown (to the world), so that it is variously colored and so that it showed a variety of color upon it every hour, although the men of Erin should be looking at it at one time. Loch Lein, too, » said she; « there poured a rain upon it to-night of the hail of the Land of Promise, so that there have sprung many wonderful treasures from it, to wit: the jewels of Loch Lein. Although they (the lakes) were in Erin, they were not manifested until to-night throughout Erin. »

Thereupon he said :

Though it be long until thou didst come, O woman,
there was found with thee something that made it short;
It is much that thou sayest of wonders
in Erin before the birth of Conn.

9. « And what other wonder, O woman? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said she. « Four men who escaped from the Tuatha Dé Danaan in the battle of Moy Tura so that they were in hiding in Erin a-destroying the corn, the milk, the great fruit, and the mast : one man of them in the plains of Moy Itha, Redg his name; another man of them in the mountains of Breg, Brea his name; another man in the borders of Cruachu, Tinell his name; and another man in Slieve Finoil, Greand his name. To-night, » said she, « they have gone into exile from Erin after being driven out by the Morrigu, and by Bodb of the sid of Femen, and by Midir of Bri Léith, and by Mac in Oicc, so that there shall not be robbers from the Fomorians as long as Conn lives. »

And then Fingen sang this quatrain: :

That which has come from the meeting of glory
the birth of the descendant of Crimthann Niadh Nair;
Out of (all) the glorious things which thou prophesiest,
Erin shall be three times the better from this.

10. « And what other wonder, O woman? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said she. « A fabric wonderful, perishable, which is here in thy vicinity, » said she, « to wit a palisade of white bronze upon Rath Aildinne; from the day when its making was undertaken, whatever the builders and smiths used to lift of it one day, that fell down in the morning, so that they did not accomplish the fitness of its making nor of its doors and so that they did not complete its beauty nor its smoothness till to-night. And besides, » said she, « three vixens out of the sid arose, escaping in flight before the rough attack of the Dagda, to wit Siur, and Eoir (the Nore), and Berba (the Barrow), until they have corne together into one place and have met together at one estuary in this night. »

Fingen began a quatrain :

Thou art blessed in speech, O woman
I am blessed in recounting;
There is no concealing in Erin
the expectation of Conn of the Hundred Battles.

11. « And what other wonder, O woman? » said Fingen. « Not hard (to tell), » said she. « Three times nine white birds in chains of red gold have corne to-night and have sung wonderful music on the walls of Tara, so that there shall not be either grief, distress or sorrow or longing or absence of entertainment in Erin during the time of Conn of the Hundred Battles. And there have come the three sons of Eon mac Ethideoin from the sid of Trum toward him (Conn), and they are the three royal mercenaries who have sat down about him ; to wit, Mael and Bluicne and Blocc. And at the sound of it, Tara. and the hosts which are in it and all the chief fortresses of Erin have uttered a cry. And the poet has uttered a royal lay to Conn, » said she, « when it was at his parturition. » « Dost thou remember that lay? » said Fingen. « I remember it indeed very well, » said the woman. « We have addressed you to-night for joy, » said the woman; « your sorrow will break out again if you hear the lay of the druid. » « Since I have heard the good, » said Fingen, « why should I not hear the bad ? »

12. So it is then that the woman began this lay about Conn, and this is the one which the druid uttered at Tara :

Joyous the cry of the birth of Conn :
Conn over Erin, Erin under Conn. Conn as far as Fal (Ireland) ;
It shall be from him that the sovereignty of the hosts shall be stretched
over the ancient plain of Edair till Doomsday ;
There will come ( ?) cavalcades and chariots,
roads under them – a noise across the sea ;
His barks and his boats with crooked prows
will strike the waves across the sea ;
His hosts upon Meath, upon Munster,
he will be ...(?)... to the sea's wall ;
In his time men of Leinster shall be bold ;
his help is not backward ;
Upon the breasts of Luachar ;
he will fill with his fury the Old Plain of Sanb ;
To Eas Rudah, to Find, to Fanad,
and as far as Teach Duind, where the dead hold their tryst,
He shall mix spears in the blood of heroes
upon the slope of Ulster, – a broad track ;
His wrath shall proclaim each tribe
as far as the wave of the Sea of Wight ;
...(?)... split red spears,
swords in dark, bitter gore ;
From earth to the blue sky
fierce flames will fill the air.
He will go upon an adventure-into-fairie (eachtra) from Tara.
the true prince, gentle, prosperous.
He will prophesy to him – noble the series –
three times fifty princes from him ;
There will be born a grandson after that,
Cormac grandson of Conn his name ;
He will be a rock of justice at every hour
to the (?) top of fierce Judgment.
Conn's pride will shake Erin
both wilderness and mountain,
With his prosperity, with his law,
with his race behind him.
Certain (it is) in the eyes of the druids in Tara,
who sing something that is not false.
Perfection of rule as far as the three seas,
all has God granted to him.
Though we be, (I) and thou, O Fingen,
in a long watch here,
Whatever of wonders we talk of,
has been granted beyond everyone to Conn ;
There has been granted to him a long blessed time,
triumph over noble clans under his rule (lit., under ebb)
Kings through battles, hosts ...( ?)... sides,
before their cries raise the shout.

13. « That then, » said the woman, « is what Ceasard the druid has spoken in Tara on this night to-night when Conn was born. »

And Fingen uttered this quatrain

Whatever thou speakest of wonders,
will, it seems to me, come to me ;
It bodes me no good (?)
upon hearing the lay of the druid.

Then great dejection took hold of Fingen, and he went forth escaping from his own land, so that he did not come at once; i. e., that he might not be in his own patrimony waiting for the might of Conn and his children after him. So Fingen was making a circuit throughout Erin, and Conn assumed the kingship of Erin thereafter.

14. (Conn) one day went upon Usnech in Meath so that he beheld all Erin on every side. He asked his druid: « Is there in Erin, » said Conn, « one who does not serve me ? » « There is but one man, » said the druid. « Who is that man ? » said Conn. « Fingen mac Luchta, » said the druid, « and since the time that you were born and since you took the kingdom, he has been avoiding your power. » « In what place is he ? » said Conn. « Between two deserts : Sliab Mis and Luachar, » said the druid. « I shall not leave that callow bladelet of grass in Erin without law upon him, » said Conn. « That will not be very easy for thee, » said the druid. « Why not ? » said Conn. « Not hard (to tell), » said the druid; « there is a woman of the sid who instructs him, » said the druid. « But there is, » said Conn, « a covenant made by Bodb Derg (the Red) with me that no encroachment (lit. 'gap') shall be made in my sovereignty by him. » « What guarantees hast thou (lit. 'what is at thy hand') ? » said the druid. « There is a guarantee with me, » said Conn, « to wit : Fear Fi mac Eoghabail ; that is, the son of the daughter of Crimthan Niad Nair, and her father is from the sid of Bodb. » « Pursue him, » said the druid.

And so it was that Fingen went to Conn, and he was for fifty years in his company, so that he won seventeen battles, until in the last battle he perished by the hand of Forannan Foda (the Tall) and the latter by him at Gull and Irguld.

Sources : T. P. Cross & A. C. L. Brown The Romanic Review IX, 1918

[/su_tab][/su_tabs]