Балор на острове Тори

Источник: Hero-Tales of Ireland
Перевёл Дмитрий. 2020

Давным-давно жил на острове Тори король Балор. И было предсказано ему, что будет он жить вечно, если только не сразит его сын единственной дочери.

Балор, желая сделать так чтобы у дочери никогда не было сына, поселился на Тори и построил замок на вершине утеса Тор Мор (Túr Mór, “Высокая Башня”), выступающего над океаном. Он поставил двенадцать женщин охранять дочь, и по всему замку он привязал веревки, каждая из которых была привязана к колокольчикам, так что ни один мужчина не мог бы проникнуть в замок тайно. Если кто-нибудь коснется веревки, колокольчики своим звоном оповестят Балора и тот схватит незваного гостя. Так и жил Балор на своем острове, в полной уверенности, что его жизни ничего не угрожает.

Напротив острова, на большой земле, на холме Дрейм-на-Ченя (Druim na Teine, “Холм Огня”) стояла кузница, в которой жил и работал кузнец Гавидин. Была у него корова по имени Глас Гавлен (Glas Ghaibhleann), которая была ему заколдованной сводной сестрой.

Звали ее Гавлен потому что она продолжала давать молоко, будучи пятый год без теленка. Глас Гавлен была очень разборчива в еде: из всей травы она съедала только лучшую. Если она съедала много хорошей травы, она давала так много молока, что заполняла все сосуды, а вкус молока был насыщенным и сладким.

Кузнец очень ценил Глас Гавлен, и это неудивительно, ведь она была первой коровой, которая пришла в Эри, и на то время единственной.

Кузнец сам заботился о корове и никогда не выпускал ее из виду, кроме как когда работал в кузнице, но и тогда он поручал наблюдение за коровой надежному человеку.

Балор положил глаз на Глас Гавлен, он захотел заполучить её для себя и приказал своим слугам, Муилу и Маллаху, жившим недалеко от Дрейм-на-Ченя, привести корову на остров Тори. Но кузнец ни за какие деньги не хотел расставаться с Глас Гавлен и поэтому единственное, что им оставалось это выкрасть её. Но у них не было бы и шанса, если бы вдруг к кузнецу не пришли три брата: Дув, Бонн и Фин, сыны Кинели. Они заказали у кузнеца три меча.

- Пока я делаю ваши мечи, каждый из вас должен стеречь мою корову. И если кто-то из вас её потеряет, я отрублю ему голову, - поставил условие Гавидин.

- Мы согласны на это, - ответили братья.

Дув и Бонн стерегли корову в первый и второй день. На третий же день с коровой пошел Фин. И когда они отошли от кузницы на небольшое расстояние, Фин спохватился и побежал обратно, он хотел сказать кузнецу, чтобы он не делал его меч таким же тяжелым как у братьев. Как только он забежал внутрь кузницы, слуги Балора украли корову и повели её к Байле Насс. Когда они достигли спуска со склона, где начинался песок, они за хвост потащили корову к воде, посадили ее в лодку и отплыли на остров Тори. По пути они остановились на острове Инишбофин (Inis Bó Finne, Остров белой коровы), где Глас пила из колодца, который называется теперь Тобар-на-Глаше (Колодец серой коровы). Затем они продолжили плыть и в тот же день вошли в Порт-на-Глаше на острове Тори.

Тем временем, Фин вышел из кузницы и не увидел Глас Гавлен, даже её следа. Он тут же побежал к кузнецу, чтобы сообщить дурные вести.

- Если ты не вернешь мне мою корову в течении трех дней, - сказал кузнец, - я отрублю тебе голову, как и договаривались. Я сделал меч, как договаривались, а ты обещал вернуть корову или отдать за нее голову.

На этот раз избежав наказания, весь преисполненный печали, Фин пошел искать Глас Гавлен. Он направился к Байле Насс и когда он подошел к берегу, то заметил компанию людей, играющих в мяч. Фин стал расспрашивать их про корову, но они стали всячески подшучивать над ним, отчего тот загрустил ещё больше. Наконец один из игроков, которого звали Гил Дув (Черная Челюсть), подошел к Фину и сказал ему:

- Подожди в стороне, пока игра не закончится и потом я поговорю с тобой. Этой компании не стоит мешать. Это Лохт Ши (Люди Холмов, фейри). Я знаю о твоей печали и отправлюсь с тобой, и сделаю все возможное для возвращения коровы. Я знаю где она, и если я не смогу её вернуть, то значит никто не сможет.

Поиски привели их в Махероерти, а потом в Минлару, где они достали лодку и достигли острова Тори всего через пару часов после Муила и Маллаха.

- Теперь ступай к Балору, - сказал Гил Дув Фину, - и спроси, что он хочет за корову или что ты можешь сделать, чтобы заслужить её.

Фин так и поступил и задал эти вопросы Балору.

- Чтобы получить корову, - ответил Балор, - ты должен съесть семь зеленых шкурок ситника пока прогорает один дюйм лучины из него, которую я зажгу сам.

Фин вернулся к Гилу и всё ему рассказал и тот сказал:

- Иди обратно к Балору и согласись на его условие. Он посадит тебя в комнату со шкурками, я стану невидимым и пройду с тобой. Когда же Балор уйдет зажигать лучину, ты быстро порежешь шкурки, и я унесу их прочь.

Так они и сделали. Фин порезал шкурки, а Гил Дув унес их, и когда дюйм лучины прогорел, Балор зашел в комнату. и увидел, что от шкур не осталось и следа.

- Я съел семь шкур, - сказал Фин.

- Возвращайся ко мне завтра. Моя дочь будет бросать поводок. Если она кинет его тебе, то корова твоя, - ответил Балор.

- А теперь, - сказал Гил Дув, - я отведу тебя к дочери Балора. Замок отделен от острова стеной, я проведу тебя через нее. Внутри же повсюду привязаны веревки, и всякий кто решит пройти, неминуемо коснется их и поднимет тревогу, но я подниму тебя в воздух и пронесу по нему без малейшего звука. Ты пойдешь к дочери Балора и она будет рада тебе и возлюбит тебя. Затем ты увидишь остальных женщин, будь с ними так же нежен, как и с дочерью Балора, чтобы не рассказали они никому о твоем визите. И обязательно скажи дочери Балора о том, чтобы завтра она бросила поводок тебе.

Гил Дув провел Фина в замок и тот сделал всё как было оговорено. На следующий день Фин пошел к Балору и спросил про корову.

- Итак, пройдем же со мной. Моя дочь будет бросать поводок. Если она кинет его тебе, то корова твоя.

Дочь Балора кинула поводок Фину, и Балор очень осерчал:

- О, дочь моя, что же ты наделала?

- Разве ты не знал, - сказала она, - что в каждой женщине есть изъян. Кривая жилка на моей руке не позволила мне кинуть поводок туда, куда я хотела. Поэтому поводок достался Фину.

Балору пришлось отдать корову и простить дочь.

В тот день Фин отвел Глас Гавлен на большую землю и отдал ее кузнецу.

Не прошло и года, Гил Дув пришел к Фину.

- Собирайся и идём со мной на Тори; если ты этого не сделаешь, Балор узнает что случилось, когда ты был на острове, и убьет собственную дочь вместе с двенадцатью женщинами и всеми детьми.

Этим же вечером они добрались до острова. Когда у женщин родились дети, они отдали их Фину. Двенадцать из них были в одном одеяле, а один, внук Балора, был завернут в отдельной кусок ткани. Фин нёс одеяло на своей спине, накрепко прицепив его брошью у шеи, а сверток с внуком Балора прижав к груди, так он и сел в лодку. Но когда они отплыли, разыгралась непогода и брошь сломалась, отчего одеяло с двенадцатью детьми упало в воду, в месте которое сейчас известно как Сру Дялог (Поток Броши). Дети же превратились в тюленей.

- Ох! - воскликнул Гил Дув, - мы потеряли этих детей, но где же внук Балора?

- Он у меня, - ответил Фин.

- Это хорошо. Пока он у нас нечему волноваться.

Они приплыли на большую землю с одним ребенком. Они нашли ему няньку, но ребёнок всё никак не хотел оставаться с ней.

- Давай вернемся на остров, - сказал Гил Дув, - Балор всегда любил лес, но сколько он не пытался выращивать деревья на острове, ничего не получалось. Обещай ему, что ты вырастишь для него величественный лес, если позволит он некоторым женщинам кормить ребенка грудью. Скажи ему, что твоя жена недавно умерла. Но Балор спросит, как же мы найдем няньку для ребенка, если у женщин на острове нет детей. Но ты ответь, что этот мальчик обладает волшебной силой, которая наполняет грудь любой женщины молоком от одного её прикосновения к нему. Вечером я доставлю тебя к тем женщинам и ты им все объяснишь. На утро же, мать ребенка должна взять его первым и передать дальше, и так, по цепочке, остальным, чтобы Балор ничего не смог сделать.

Так и поступили.

Фин быстро передал ребенка дочери Балора, пока еще отец не успел подойти к ним и женщины передавали его друг другу, пока не оказался он у последней, двенадцатой женщины. Балор, увидев что у всех женщин груди оказались полны молока, согласился на условие Фина.

Гил Дув сотворил на острове большой прекрасный лес из разнообразных деревьев и два года Балор пребывал в восторге. Он был самым счастливым человеком, потому что все, что он желал было у него: лес и убежище на острове.

Ребенок теперь находился в надежных руках его матери и двенадцати нянек. Когда он научился ходить, Фин гулял с ним днем по острову. И однажды он оставил его, уйдя на большую землю.

На следующий день ужасный шторм обрушился на остров и уничтожил весь лес. Балор, узнав что лес был сплошным волшебством и обманом, разозлился и приказал убить Фина и уничтожить весь его клан. Он разослал везде своих слуг и шпионов, чтобы они выследили его. Фина же предупредил Гил Дув и тот довольно долго скрывался от преследователей, однако его всё-таки поймали.

Фин имел привычку охотится в Глен Ат, так как было там много оленей и разной дичи. Он любил охотится и мастерски избегал всех засад, но однажды он пошёл по незнакомой дороге и слуги Балора, выскочив из кустов, поймали и связали его.

- Обезглавьте меня за один удар, - сказал Фин, - и покончим уже с этим.

Его голову положили на камень и одним ударом отсекли её.

Так погиб Фин мак Кинели, отец внука Балора.

Внук Балора же вырос крепким молодым человеком, а имя было ему Лу Лавада (Лу Длиннорукий). Звали его Длинноруким потому что были у него такие длинные руки, что он мог зашнуровать ботинки не наклоняясь. Лу не догадывался, что он внук Балора, но знал, что по приказу Балора убили его отца и он ждал часа, когда смог бы отомстить за него.

Пару лет спустя на большой земле была свадьба, и по обычаю никто не начинал есть, пока Муил и Маллах не отрезали первые куски, но в этот раз они опаздывали, и все гости нервничали.

- Я разрежу для вас мясо, - сказал внук Балора. Он отрезал несколько ломтиков и все присутствующие стали есть и пить.

Вскоре появились Муил и Маллах, они увидели как все ели, пили и наслаждались свадебным пиршеством без них и пришли от этого в ярость.

Когда все закончили есть и пить и свадьба подошла к концу, Муил сказал:

- Невеста пойдет со мной.

Услышав это, невеста заплакала от отчаяния. Лу Лавада спросил, какая беда постигла невесту, и ему рассказали, что с тех пор как Муил и Маллах правят на большой земле от имени Балора, завели они обычай, что первый вечер каждая невеста коротает с Муилом, первым из двух, а второй - с Маллахом.

- Пора положить этому конец, - сказал Лу.

Он подошел к слугам Балора и продолжил:

- Сегодня вы пойдете отсюда одни.

Муил ответил оскорблением и попытался ударить его.

Лу схватил Маола, разрезал его язык, проделал дырки в каждой из его щек, и, просунув одну половину языка через левую щеку, а другую - через правую, воткнул деревянные щепки в кончики каждой половины. Тоже самое он сделал и с Маллахом.

После этого люди отвели их на берег моря. Лу посадил Муила в одну лодку, а Маллаха - в другую и отпустил их вместе с ветром, который унес их в океан. Больше их никто не видел.

Балор поклялся отомстить людям за убийство своих слуг, а в особенно он желал смерти Лу Лаваде. Посередине лба у Балора был глаз, который он закрывал девятью щитами из толстой кожи, и на что бы не глядел он этим глазом, всё сгорало до тла. Придя в ярость, Балор вышел со своего острова и не останавливался, пока не достиг Байле Насс. Он направился прямиком к кузнице Гавидина, но вскоре путь ему преградил его внук, который держал в руках раскаленное до красна копьё.

Балор успел поднять восемь щитов, защищающих дурной глаз, но когда он стал поднимать девятый, Лу кинул в него копье и тут же побежал прочь. Балор преследовал его до самого Дун Лухе (Dún Lúiche, Крепость Лу), что у горы Эригал (An Earagail), на юге. Здесь же он, уставший и измученный, сел на камень. И пока он сидел, перед его глазами пронеслись все события, что произошли после того, как его люди украли Глас Гавлен у кузнеца.

- Теперь мне всё ясно, - сказал он.- Это мой внук нанес мне смертельный удар, сын моей дочери и Фина МакКинели. Никто другой, кроме него, не мог бы так метнуть копье.

Затем Балор подозвал своего внука:

- Подойди же ко мне. Обезглавь меня и поставь мою голову на свою и в считанные мгновения ты познаешь всю мудрость мира и никто не сможет победить тебя.

Лу обезглавил деда, но не стал ставить его голову на свою, а вместо этого положил ее на камень. В следующее мгновение, из отрубленной головы выпала капля, которая разбила камень на тысячу кусочков и выжгла в земле яму в три раза глубже Лох Фойл (Loch Feabhail), самого глубокого озера в мире на то время, и такую длинную, что в туда смогла поместиться вся вода из озера Гвидор Лох, где она по сей день и остается.