Галльская война в изложении Александра Картавых

Это отрывок из цикла статей «Поздняя Римская Республика», приводится без изменений.
Источник I
Источник II
Источник III
Автор: Александр Картавых

Внимание:
В тексте присутствует ненормативная лексика.


Поздняя Римская Республика, ч5. Галлия

Галлия. Римляне всегда боялись галлов. Для них это был некий «пиздец из-за Альп», который однажды набежал в уютный Италийской полуостров, устроил экстерминатус местным, достаточно травоядным североиталийским племенам и чуть не уничтожил римскую государственность в самом начале ее пути. Это был давний, жестокий и страшный враг, которым реально пугают детей.

Ага, вот эти ребята

Ага, вот эти ребята

Цезарь не мог не знать этого отношения к северным соседушкам Республики. И хоть галлы и скатились к тому времени в достаточно аморфную массу племен, тогда как Рим завоевал пол Европы, но есть противники, а есть враги. Одно дело походы Помпея где-то в ебенях и хрен знает против кого. И совсем другое это убивать-порабощать галлов, это дело богоугодное, нужное, правильное. Вся Республика и даже его откровенные политически противники ничего не могли с собой поделать. Почти на десятилетие Цезарь становится воплотителем давней римской мечты и самым популярным человеком Республики.

Легионеры готовятся встречать каких-то кельтов или германцев

Легионеры готовятся встречать каких-то кельтов или германцев

Предположительно, в шестом веке до нашей эры первые галльские племена (это общее название сотен всяких кельтских народностей, в которых даже бывалые античники толком не разбираются) начинают просачиваться с севера в более плодородные и приятные для жизни места по южную сторону Альп. Места были и вправду хороши, а народец слабоват и удар не держал. Поэтому они постепенно заполоняют всё новые и новые земли, двигаясь на юг.

Начало четвертого века до н.э, кельты уже давно взяли предгорья, а теперь начинают активно щемить этрусков и умбров

Начало четвертого века до н.э, кельты уже давно взяли предгорья, а теперь начинают активно щемить этрусков и умбров

А из центра Италийского полуострова начинает подминать под себя соседушек другой игрок, пока ещё молодая Римская Республика. Давление галлов развязывало её руки для выхода из под влияния этрусков и дарило более-менее спокойные десятилетия, за которые римляне сумели подкопить жирка. Возможно, именно поэтому галлы в определенный момент перестали кошмарить своих непосредственных соседей, и решили глянуть чего там в Центральной Италии.

Собственно, вторжение галлов римскую зону влияния. Непонятно кто там участвовал, внезапно словившие пассионарный толчок местные галлы, или из-за Альп пришло очередное племя с целью найти себе новый дом, уничтожая всё на своем пути.

Собственно, вторжение галлов римскую зону влияния. Непонятно кто там участвовал, внезапно словившие пассионарный толчок местные галлы, или из-за Альп пришло очередное племя с целью найти себе новый дом, уничтожая всё на своем пути.

Сборные встречаются в 390г до н.э, и ополчение Рима множат на ноль в жуткой резне более матерые, злые и отмороженные галльские воины. После чего консульская армия просто перестает существовать, а Республика остается совершенно беззащитной. Галлы идут на сам Рим. Сенат с гражданами запираются в Капитолии и 7 месяцев держат осаду против не умеющих в осадные работы, но бойких и креативных варваров.

В итоге галлам надоедает лезть на стены, всё что было рядом они уже сожрали, разграбил или сожгли, а у римлян начинает заканчиваться жрат. Ситуация тупиковая. Но Сенат умудряется договорится с галлами и выплатить им огромную сумму золотом за то что те просто уйдут обратно на север. Галлы получают деньги и уходят, но недалеко и ненадолго. Именно с тех пор каждый римлянин при их виде начинает срать кирпичами абсолютно непроизвольно, уж больно в культурном коде это первое и самое страшное поражение Республики хорошо отпечаталось.

Вообще, это крайне богатый на древнеримские мемы набег, давайте их разберем. Они хоть и полулегендарны, но дают представление о мироощущении как римлян, так и их противников:

Первый лулз связан уже с самым началом войны. Галлы щемили один дружественный римлянам городок, и Рим послал трех братьев послами, для того чтобы они выступили посредниками в переговорах. Послы послушали галлов (те требовали земель в качестве компенсации), а потом горожан (те давать ничего не хотели), и... приняли участие в следующей вылазке осажденных, поубивав кучу галлов и героически себя проявив. Проблема была в том что их узнали, а участвовать в боях будучи послом это вообще страшное святотатство. После чего галлы посылают уже своих послов в Рим, требовать справедливости. И там… Народное Собрание назначает всех троих братьев народными трибунами, которые неподсудны до конца своих полномочий, чем вертят галльских послов на пилуме в очень грубой форме. Галлы пожимают плечами, снимают осаду, идут на Рим, вырезают римскую армию, сжигают город и осаждают Капитолий.

Первый лулз связан уже с самым началом войны. Галлы щемили один дружественный римлянам городок, и Рим послал трех братьев послами, для того чтобы они выступили посредниками в переговорах. Послы послушали галлов (те требовали земель в качестве компенсации), а потом горожан (те давать ничего не хотели), и… приняли участие в следующей вылазке осажденных, поубивав кучу галлов и героически себя проявив. Проблема была в том что их узнали, а участвовать в боях будучи послом это вообще страшное святотатство. После чего галлы посылают уже своих послов в Рим, требовать справедливости. И там… Народное Собрание назначает всех троих братьев народными трибунами, которые неподсудны до конца своих полномочий, чем вертят галльских послов на пилуме в очень грубой форме. Галлы пожимают плечами, снимают осаду, идут на Рим, вырезают римскую армию, сжигают город и осаждают Капитолий.

"Гуси спасли Рим". Легенда гласит, что в определенный момент галлы разработали хитрый план как взять штурмом Капитолий, и уже ползли на стены. Но в этот момент гуси засуетились, разбудили проебавшую всё на свете стражу, а та уже подняла тревогу и нападение отбили. С тех пор в Риме появился праздник, во время которого надо было славить гусей и украшать их, а собак бить палками и даже убивать, так как те проспали галльскую вылазку. Но есть теория что собачки не виноватые, томушта римляне тогда страшно голодали в осаде, и поэтому просто всех своих собак сожрали уже к тому времени. Гусей тоже почти всех, но эти конкретные гуси были при храме богини Юноны, и кушать их большое кощунство.

«Гуси спасли Рим». Легенда гласит, что в определенный момент галлы разработали хитрый план как взять штурмом Капитолий, и уже ползли на стены. Но в этот момент гуси засуетились, разбудили проебавшую всё на свете стражу, а та уже подняла тревогу и нападение отбили. С тех пор в Риме появился праздник, во время которого надо было славить гусей и украшать их, а собак бить палками и даже убивать, так как те проспали галльскую вылазку. Но есть теория что собачки не виноватые, томушта римляне тогда страшно голодали в осаде, и поэтому просто всех своих собак сожрали уже к тому времени. Гусей тоже почти всех, но эти конкретные гуси были при храме богини Юноны, и кушать их большое кощунство.

Очередной мем этого галльского нашествия. Когда галлы подходили к городу, то было понятно что римлянам его не удержать. Всяким бесполезным гражданским было предложено бежать куда глаза глядят, солдаты были размещены в Капитолии и там же было спрятано всё ценное что только можно. Вопрос был в сенаторах пожилого возраста, им с одной стороны бегать от галлов по лесам несолидно, а, с другой, во время осады эти люди только жрать будут, никакого толку. Поэтому они, в то время когда армия галлов входила в город, сидели в здании Сената и ждали своей судьбы. Когда галлы вошли в зал, то даже глазам не поверили, куча каких-то пожилых мужиков в тогах сидят на ступенях как статуи. После чего самых храбрый галл аккуратно подошел к одному из стариканов и собирался потрогать его за бороду. Сенатор не выдержал, вытащил тросточку (именно это изображено на картине) и огрел варвара по ебальнику. А тот вытащил меч и зарубил сенатора. После чего галлы похватали оружие и всех там перерезали.

Очередной мем этого галльского нашествия. Когда галлы подходили к городу, то было понятно что римлянам его не удержать. Всяким бесполезным гражданским было предложено бежать куда глаза глядят, солдаты были размещены в Капитолии и там же было спрятано всё ценное что только можно. Вопрос был в сенаторах пожилого возраста, им с одной стороны бегать от галлов по лесам несолидно, а, с другой, во время осады эти люди только жрать будут, никакого толку. Поэтому они, в то время когда армия галлов входила в город, сидели в здании Сената и ждали своей судьбы. Когда галлы вошли в зал, то даже глазам не поверили, куча каких-то пожилых мужиков в тогах сидят на ступенях как статуи. После чего самых храбрый галл аккуратно подошел к одному из стариканов и собирался потрогать его за бороду. Сенатор не выдержал, вытащил тросточку (именно это изображено на картине) и огрел варвара по ебальнику. А тот вытащил меч и зарубил сенатора. После чего галлы похватали оружие и всех там перерезали.

Ну и последняя поучительная история связана с мирными переговорами. Римляне стали обвинять галлов в том, что те жульничают с весами и потребовали проверки. На что Бренн, вождь галлов (и вообще первый галл, которого история знает по имени), бросил на весы ещё и свой меч, сказал «Горе Побежденным». После чего римляне немедленно перестали выебываться и догрузили столько золота сколько понадобилось. Но запомнили, ох как хорошо запомнили. Посмотрите на лицо латина на переднем плане, у него явно трещит шаблон и в голову проникают некие инсайды, хехехе.

Ну и последняя поучительная история связана с мирными переговорами. Римляне стали обвинять галлов в том, что те жульничают с весами и потребовали проверки. На что Бренн, вождь галлов (и вообще первый галл, которого история знает по имени), бросил на весы ещё и свой меч, сказал «Горе Побежденным». После чего римляне немедленно перестали выебываться и догрузили столько золота сколько понадобилось. Но запомнили, ох как хорошо запомнили. Посмотрите на лицо латина на переднем плане, у него явно трещит шаблон и в голову проникают некие инсайды, хехехе.

Далее была отстройка города и работа над ошибками. Сила Рима не в том, что он всех побеждает, а в маниакальной упертости и даже упоротости по достижению цели, а так-же обучаемости. Новые нашествия, после небольшой паузы, случались каждые несколько лет, но достаточно успешно парировались Республикой, которая попутно подчиняла себе италиков, воевала с Пирром, вела Первую Пуническую войну и так далее.

Галлы набигают

Галлы набигают

Активизировали галлы в 238 г, когда Рим добивал этрусков и сенонов, подходя, непосредственно, к их границам. Но Рим был уже не тот, достаточно успешно разгромил варваров, дошел до реки По, пересек ее и закрепился на северном берегу. Римляне делили Цизальпийскую Галлию (по эту сторону Альп) на Цизпаданскую (по эту сторону реки По) и Транспаданскую (по ту сторону).

Поздняя Римская Республика, ч5. Галлия, изображение №10

Затем случился Ганнибал вместе со Второй Пунической войной (218-201г до н.э.), который перешел через Альпы с армией из иберов и пунийцев, но на месте пополнял ее в основном галлами. После того как Карфаген соснул, римляне занялись галлами всерьез и к 190г до н.э. зачистили всю Ближнюю Галлию целиком. Это были плодородные земли, а Риму надо было куда-то селить своих ветеранов от многочисленных войн, да и население должно было быть надежным. Поэтому они, за две тысячи лет до одного усатого семинариста, депортировали галлов целыми племенами на юг Италии, а север заселяли лояльными себе племенами и ветеранами.

Однако галлы никуда не делись, за Альпами их ареал расселения был в землях между, Альпийскими и Пиренейскими горами, Средиземным морем и Атлантическим океаном. На востоке их ограничивала река Рейн, где они много столетий вели вялотекущий срач с условными германцами (тоже куча всяких племен, которых запихали под одно общее название, чтобы удобнее было), захаживая друг к другу в гости и грабя-убивая. Причем если поначалу захаживали в основном галлы, а германцы прятались по лесам, то постепенно ситуация изменилась, через Рейн бродили германцы, а галлы в ужасе разбегались кто куда. Галлы к тому времени уже немного вкусили яда цивилизации, а германцы как были так и остались отмороженными животными с родоплеменным строем и военным коммунизмом. Так их быт опишет Цезарь через полтора столетия, на правах первооткрывателя.

Галлы набегают х2

Галлы набегают х2

К концу второго века Рим решает, что ему пора обзавестись сухопутным коридором между Италией и Испанией. По приглашению союзников он начинает там военную кампанию, но, после её завершения, не выводит войска, а объявляет эти земли римской провинцией с оригинальным названием «Провинция» (сейчас Прованс) или Нарбонская Галлия.

Нарбонская Галлия наглядно

Нарбонская Галлия наглядно

Отсюда планировалось начать крупномасштабное вторжение на север, но не сложилось. Занятые своими делами римляне прозевали появление у своих границ германских племен кимвров и тевтонов, которые нанесли несколько очень болезненных поражений римским войскам (тут начинается история восхождения Гая Мария к вершинам власти, как раз для разгрома этого вторжения он был 5 раз подряд назначен консулом в 104-100г до н.э.). И хоть их в итоге и уничтожили при вторжении в саму Италию, но с большим трудом. А до этого они славно покуролесили в самой Галлии, устроив там настоящий ад, забредали и в Испанию и вообще — творили что хотели. Именно с этих времен Галлия стала рассматриваться Римом как буферная территория от поехавших германцев. Римляне активно вмешивались в политику галлов. стравливали их между собой и потихоньку романизировали, но до оккупации дело не доходило. Пока не наступил 58г до н.э.

Расклад сил по племенам перед войной. Почти все они так или иначе будут задействованы в истории, поэтому эта картинка тут не раз ещё появится.

Расклад сил по племенам перед войной. Почти все они так или иначе будут задействованы в истории, поэтому эта картинка тут не раз ещё появится.

Вся эта предыстория нужна была затем, чтобы понять чего там дальше будет происходить, в этой Галлии. Она не была опасна для Рима. Галлы давно уже были не те что раньше, да и завоевывать там было особо нечего — «разделяй и властвуй». Рим и так практически в каждом племени имел мощную партию сторонников, ставящих на то, что сотрудничать с Республикой выгоднее чем воевать. Да и стравливание галлов друг с другом шло вполне успешно. Большая часть лишней пассионарности сливалась не отходя от кассы, в междоусобных зарубах галлов между собой.

галлы набигают х3

галлы набигают х3

Но было две проблемы. Во-первых, Римская Республика для своего функционирования требует постоянных завоеваний, открытие новых горизонтов и всего такого. Иначе никак, экономика требовала постоянного притока ресурсов извне, то есть грабежа всего, что удастся разграбить. Рим крайне жестоко обходился в этом плане с побежденными государствами, выкачивая из них все соки, но этого было мало. Средиземное море уже полностью контролировалось, воевать там было не с кем и не за что. Фактически, единственным куском более или менее известной, но ещё не завоеванной земли оставалась Галлия. А по количеству профита эта территория вполне могла бы конкурировать с открытием Америки через полтора тысячелетия: 3-5млн человек, отличная, плодородная земля, много ресурсов, много новых подданных Республики и много новых рабов. И всё это не где-то там за океаном, а рядом, почти в шаговой доступности от Италии.

Карта региона перед войной. В позапрошлой части мы обсудили как Помпей закрыл «восточный вопрос», воевать там теперь стало решительно не с кем.

Карта региона перед войной. В позапрошлой части мы обсудили как Помпей закрыл «восточный вопрос», воевать там теперь стало решительно не с кем.

Второй проблемой было постепенное зажевывание галлов германцами. В 71г до н.э. германский вождь Ариовист перешел Рейн и вмешался в вялотекущий галльский срач на одной из сторон против другой. Даже не важно за кого и против кого, осмотревшись и увидел достаточно травоядное местное население на богатейших землях, он тут же обложил данью вообще всех до кого дотянулся и обустроился в Галлии всерьез, постепенно подмяв центральный регион под себя. За ним пришло множество германцев, но ещё больше их было за Рейном, они постепенно просачивались в Галлию и заселялись по эту сторону реки. А что такое германцы Рим помнил очень хорошо: в прошлый раз их остановили после почти двух десятилетий войны недалеко от Рима, и это был всего лишь набег. А тут миграция намечается впечатляющих масштабов. Короче, получить в соседей германцев римлян вообще не улыбало, но из двух зол выбирают меньшее, и если выбор был соседствовать с германцами по Рейну или по границе Нарбонской Галлии, то Рим выбирает первый вариант, канешн. Участь Галлии была решена.

Третьим фактором был сам Цезарь.

Несмотря на все объективные предпосылки, нельзя сбрасывать со счетов этого амбициозного отморозка, ему сейчас нужны победы над кем угодно. А уж выполнить веками висящий в римской национальной гордости запрос на завоевании Галлии, попутно подчинив и разграбив огромный регион, этож прям мечта. Если у галлов и были какие-то шансы, они стали исчезающе малы когда за дело взялся Салат.

Несмотря на все объективные предпосылки, нельзя сбрасывать со счетов этого амбициозного отморозка, ему сейчас нужны победы над кем угодно. А уж выполнить веками висящий в римской национальной гордости запрос на завоевании Галлии, попутно подчинив и разграбив огромный регион, этож прям мечта. Если у галлов и были какие-то шансы, они стали исчезающе малы когда за дело взялся Салат.

Поздняя Римская Республика, ч6. Галльская война 1\6 (58г. до н.э.)

Первый этап галльских завоеваний Цезаря прошел быстро и почти без проблем. Нельзя не восхититься той ловкостью, с которой он решает все насущные проблемы, разруливает кризисы и всегда обводит варварских слоупоков вокруг пальца. Республика этой войны не хотела и даже немного боялась, армия от амбиций своего полководца крутила пальцем у виска, а из Сената бомбардировали реляциями и просьбами не раскачивать лодку. Юлию плевать, он чуть ли не в одно лицо продавливает кампанию, огнем и мечом проходясь по региону. Таскает за собой всё ещё сомневающуюся в адекватности своего вождя армию, заливая сомнения богатой добычей, победами и двойным жалованием, которое он первое время выплачивал вообще за свой счет. В Италию же летят подробные описания боевых действий для народа (те самые «Записки о Галльской войне», первая в истории Рима задокументированная хроника боевых действий от участника), от которых народ пребывает в перманентном восторге. Знать же получает галльское золото, которое бурным потоком потекло в Рим. После чего консерваторов уже никто не слушал, а все молодые и дерзкие пошли записываться в галльские легионы, на самый популярный в то время военный стартап. Галльская война стала модной, как бы странно не звучало это для современного читателя.

Карта Галлии по племенам. Красным — Республика.Запомните отсюда где поживают гельветы (фиолетовым) и эдуи (красным), пригодится.

Карта Галлии по племенам. Красным — Республика.Запомните отсюда где поживают гельветы (фиолетовым) и эдуи (красным), пригодится.

Населяли Галлию кельтские народности, со схожими языками, традициями, религией и обществом. Огромный регион с населением 3-5млн человек, с мощными горизонтальными связями, достаточно развитыми городами и технологиями. Всё это надо было завоевать небольшой, компактной армией, не превышающей в моменте 30-50к человек суммарно. При этом римляне были для местных чужими и мало шарили в кельтских разборках между собой. Собственно, первичное завоевание Галлии, о котором мы сегодня поговорим, случилось по одной простой причине — галлы просто не поняли что их кто-то завоевывает. Традиция набегать на соседушек с целью пограбить лута была им абсолютно не чужда. А когда галлы поняли что римляне это не местные и даже не германцы, и их неиллюзорно затягивает в мясорубку — стало уже слишком поздно.

Гай Юлий Салат смотрит на тебя как на варвара.

Гай Юлий Салат смотрит на тебя как на варвара.

Еще в на­чале вес­ны 58г до н.э. в Ри­ме по­яв­ля­ют­ся из­вестия о том, что пле­мя гель­ве­тов за­готав­ли­ва­ет при­пасы, опус­то­ша­ет ре­ги­он и го­товит­ся к миг­ра­ции. Тог­да это бы­ло дос­та­точ­но при­выч­ное де­ло, це­лые бо­лее или ме­нее ди­кие на­род­ности мог­ли пе­реме­щать­ся на ог­ромные рас­сто­яния в по­ис­ках но­вых зе­мель или прос­то ра­ди до­бычи. Для Ри­ма это бы­ло очень опас­но, по­это­му та­кое, ко­неч­но, от­сле­жива­лось, бла­го скрыть при­готов­ле­ния прак­ти­чес­ки не­воз­можно. Ко­неч­ная цель миг­ра­ции не­понят­на, есть мнение что их начали щемить соседи, или климат испортился, или просто скучно стало.

В лю­бом слу­чае, пред­по­ложи­тель­ный мар­шрут дол­жен был про­легать че­рез римскую Нарбонскую Галлию, а это уже приг­ла­шение к вой­не, та­кой шанс упус­кать нель­зя. При­казав наб­рать в Ци­заль­пий­ской Гал­лии два но­вых ле­ги­она и под­го­товить три рас­квар­ти­рован­ных там к по­ходу, Цезарь очень быс­тро выд­ви­га­ет­ся к границе, при­нима­ет под ко­ман­до­вание на­ходя­щий­ся там ле­ги­он и быс­трым мар­шем от­прав­ля­ет­ся на пе­рех­ват к Ге­неве (один легион у него сейчас на руках и ещё пять готовятся за Альпами). Ус­пев как раз вов­ре­мя, он ве­ша­ет лап­ши гель­вет­ским пос­лам, что­бы вы­иг­рать вре­мя, а по­том на­от­рез от­ка­зыва­ет­ся про­пус­кать их че­рез римские территории. Пос­ле дос­та­точ­но вя­лых по­пыток пе­ресечь ре­ку Ро­дан гель­ве­ты ухо­дят на за­пад в сторону племени эдуев.

Тут мож­но бы­ло и за­кон­чить, на­тиск гель­ве­тов от­ра­жен. Но Це­заря это не ус­тра­ива­ло. Опять-та­ки, фор­си­рован­ным мар­шем он переходит через Альпы, бе­рет там ещё пять своих ле­ги­онов (два све­жесоб­ранных и три из­на­чаль­но там рас­квар­ти­рован­ных) и ве­дет их об­ратно в Галлию. Пос­ле че­го ус­трем­ля­ет­ся в по­гоню за гель­ве­тами, мо­тиви­руя это тем, что «они слиш­ком силь­ны и во­инс­твен­ны» что­бы прос­то так бро­дить по региону. Гель­ве­ты тем вре­менем не то­ропясь миг­ри­ру­ют в Цен­траль­ную Гал­лию. Но у ре­ки Арар не об­ре­менен­ная обо­зами и по­это­му бо­лее быс­трая ар­мия Це­заря до­гоня­ет их и в ноч­ном сра­жении вы­реза­ет часть пле­мени на пе­реп­ра­ве (око­ло чет­верти). За­тем Це­зарь стро­ит мост че­рез Арар, пе­реп­равля­ет­ся и на­чина­ет прес­ле­дова­ние, дер­жась в 5-6 км от арьергарда варваров. Что интересно, мост римляне построили за пару дней, а племя на самодельных плотах переправлялось до этого несколько недель, и всё равно не успело.Римская инженерия наглядно.

Римская инженерия наглядно.

Так, двигаясь за гельветами и продолжая их не торопясь харасить, римляне понимают что забыли прихватить с собой достаточное количество продовольствия. Расчет был на то, что удастся уговорить местных эдуев поделиться хавчиком ради общего дела. Но что-то пошло не так. Эдуи не очень понимали какое у них с римлянами общее дело, почему те преследуют гельветов по их землям и что вообще происходит, поэтому прост запирались в своих городах и на контакт не шли. Но Цезарь не гордый, поэтому в определенный момент он просто бросает преследование гельветов и движется к Бибракту, столичному городу эдуев. Туда же, непонятно зачем, сворачивают и гельветы. Скорее всего, паникующие эдуи, когда к ним двинулся Цезарь со всей своей армией, предложили последним на пару перебить римлян, пока момент подходящий. Это, фактически, удваивало силы галлов и план был хороший, шансов у Юлия в таком случае не было. Пока римская армия стояла под стенами города, а Цезарь пытался договорится насчет пожрать, клещи медленно захлопывались.

Общий план кампании

Общий план кампании

Но толи эдуи в последний момент испугались, толи изначально собирались просто посмотреть как гельветы и римляне убиваются друг об друга, толи ещё чего, но они остались за стенами. Там же, караулить этих буйных варваров, остались два самых молодых легиона армии Цезаря. А с оставшимися четырьмя он схлестнулся с подходящими силами гельветов. Битва была крайне сложная, армия слишком неопытная, а превосходство в численности явно не на стороне римлян. По итогу к вечеру обе стороны просто откатились на исходные позиции, утратив боеспособность. Но эдуи не вмешались. Они вообще ничего не сделали, сидели себе, переглядывались с резервными легионами Цезаря и всё. После чего у гельветов, судя по всему, сдают нервы. Несмотря на то, что они, технически, вполне способны были продолжить битву, и имели хорошие шансы даже в одиночку победить, но зачем? Всем племенем убиваться об римские легионы чтобы что? Они явно себе миграцию не такой представляли. Поэтому они предлагают Цезарю мир, и когда тот требует от них вернуться обратно в альпийские предгорья (современная Швейцария) — соглашаются. В этот момент уже эдуи несколько охренели, оставшись один на один с недовольным ими Цезарем. Тот заставляет эдуев подчинится, выдать гельветам еды в дорогу, выдать еды себе, а потом ещё и крупно тех подставляет под молотки. Следите за руками.

После отражения «ужасного гельветского нашествия» на­до бы­ло что-то де­лать с Ари­овис­том, германским вождем, который «крышевал» примерно половину галльских племен. Мы о нем в прошлой части беседовали. В Гал­лии дол­жна быть толь­ко од­на си­ла, ко­торая бу­дет на­водить по­рядок и му­дохать не­сог­ласных. Ес­ли их бу­дет две, то очень быс­тро де­лега­ция галль­ских пле­мен при­дет Ари­овис­ту, ког­да ус­та­нет от по­хож­де­ний Це­заря по Гал­лии, пос­ле че­го нем­но­гочис­ленной и от­ре­зан­ной от снаб­же­ния ар­мии пос­ледне­го при­дет ко­нец. По­это­му воп­рос на­до бы­ло ре­шать быс­тро и на­дол­го, чем Це­зарь и за­нял­ся.

Лютые германцы.

Лютые германцы.

В том же самом Бибракте собирается всеобщий галльский съезд (тоже, в общем-то, нормальная практика: кельты плотно контачили друг с другом, и когда не воевали, то любили периодически гдет собираться и обсуждать что в мире происходит), на котором представители большинства галльских племен выступают с речами, общий смысл которых «помоги нам, Цезарь, с Ариовистом справится, защити сирых-убогих, обильна наша земля, но нет в ней римского порядочка, зато дохрена злых германцев…» ну и так далее. Неизвестно, были ли вожди этих племен вообще в курсе о том, что просят Цезаря о такой услуге, я думаю что нет, и весь этот цирк нужен был скорее для внешнего наблюдателя из Италии и для самих галлов. В этом плане крайне не повезло эдуям, им пришлось, хоть и под давление римлян, всё это дело организовать и провести на своей территории, и теперь они с римлянами плотно повязаны. Если что не так, то тонуть вместе будут, германцы такое поведение врятли простят.

Следующей проблемой было то, что Ариовист являлся «другом и союзником Римского Народа», и очень этим статусом дорожил. Прямое нападение на него вызвало бы бурю в Сенате — там и германцев боялись и Цезаря не любили. Надо было как-то заставить германцев самих начать действовать, чтобы реакция римлян воспринималась как самооборона. Для этого Гай Юлий вступает в переписку с Ариовистом и тонко троллит того, явно провоцируя сделать ошибку. И тот делает. Варвара бесит хамское поведение римлян, которые влезли в Центральную Галлию и права тут качают, и он отвечает в стиле «если тебе чет не нравится, ты со мной раз на раз выйди, а не в переписке базарь». Что, собственно, и требовалось. Юлий немедленно раздувает из этой оговорки чуть ли не объявление войны всей Республике, и начинает собирать армию, напрягая всех своих союзников, в первую очередь эдуев.

Очень наглядная стилизация. Цезарь и Ариовист устраивают «версус» по переписке. В центре — Галлия, трофей, который достанется победителю.

Очень наглядная стилизация. Цезарь и Ариовист устраивают «версус» по переписке. В центре — Галлия, трофей, который достанется победителю.

Тут появилась другая проблема — легионы Цезаря, в отличии от своего полководца, германцев по настоящему боялись, и идти к Рейну чтобы там умереть — совершенно не хотели. На сходке центурионов они посовещались, а потом выбрали пару представителей и передали полководцу что «Юлий, ты мужик хороший, но поехавший наглухо, и с германцами воевать мы с тобой не пойдем. Они нормально сидят, тихо, никого не трогают, ты их сам провоцируешь, а умирать потом нам. Так что вот сам иди и воюй». Вот это уже было проблемой, бунд армии прямо в центре Галлии, недалеко от германцев — прям лучше не придумаешь. Но Юлий не растерялся, собрал все свои войска и толкнул проникновенную речугу про то, что «мы уже победили, а вы просто трусы и у вас душка нет», после чего заявил что всё равно пойдет на германцев со своим любимым Десятым легионом, «а вы сидите дальше в Бибракте и ждите пока мы победим». И это проняло, легионерам Десятого понравилось что они элита, а остальным стало стремно что сейчас реально уйдут и победят. В общем, солдатня побарагозила, но в конце концов Юлий ещё накинул премию в честь будущих побед и все успокоились. После чего армия выдвинулась на Ариовиста, который за всеми приготовлениями следил, но не очень беспокоился.

Мотивация германского вождя достаточно любопытна. Насколько можно судить, он уже тогда имел, если можно так сказать, «волосатую лапу» в Риме, которая ему гарантировала что всё происходящее — не более чем инициатива амбициозного и отмороженного Салата. И когда Ариовист его грохнет, то никто особо не расстроится. Плюс, к нему буквально вот на днях должны были прибыть крупные подкрепления из Германии, которые резко усилят его полевую армию. Я думаю что он даже обрадовался когда Цезарь начал собирать армию и готовиться идти к Рейну. Появлялась возможность одним ударом отрезать римлян от коммуникаций, разбить и полностью уничтожить, а потом уже спокойно зажевывать Галлию без прямого конкурента. Плюс, Ариовист был просто опытнее, и, возможно, талантливее в чисто военных вопросах.

Карта. На самом деле никто не знает где точно проходило сражение, единственное что известно, это то, что неподалеку (и то, либо 1 миля, либо 10) от Рейна. Вот такая вот точность античного GPS.

Карта. На самом деле никто не знает где точно проходило сражение, единственное что известно, это то, что неподалеку (и то, либо 1 миля, либо 10) от Рейна. Вот такая вот точность античного GPS.

Ариовист, судя по всему, не обладал существенным численным перевесом над усиленной союзными галлами армией Цезаря, но имел несколько преимуществ. Его армия состояла, в основном, из очень качественной кавалерии и легковооруженных воинов, тоесть была значительно мобильнее, плюс местность им была изучена и он ей умело пользовался. Да и в принципе, в стычках и хаотичных боях на пересеченной местности германцы были сильнее, тогда как римляне больше ориентировались на линейные сражения, где им не было равных. Отсюда и тактика Ариовиста. При подходе Цезаря к Рейну, он выдвинулся наперехват и расположил свой лагерь всего в нескольких километрах от римлян, протащив повозки (а германские лагеря составлялись из укрепленных и сцепленных телег, вагенбург так называемый) через складки местности, фактически, прямо у них под носом. Укрепив лагерь, Ариовист получает этакий «огневой контроль» над единственным входом в долину, в которой всё это и происходит. Его конница была сильнее галльской союзной кавалерии, и поэтому регулярно набегала на пути снабжения римлян, да и вообще на всех кто из лагеря выходил. Цезарь несколько раз выводит свою армию на равнину, но германцы отказываются от сражения и продолжают харасить коммуникации.

Это моделька уже средневекового вагенбурга, но смысл уловить можно. Очень практичное изобретение получилось, дожило до времен тотального превосходства огнестрела и полевой артиллерии, и только тогда, постепенно, сошло на нет. Ещё во времена Гуситских войн (первая половина пятнадцатого века) чехи их будут активно применять, весело отстреливая из подобных повозок рыцарскую конницу, которая не могла с ними, в данном случае, сделать вообще ничего.

При этом баттл по переписке между полководцами продолжается. Ариовист предлагает Цезарю попилить Галлию «по-братски», обещая снабжать войсками «для любых войн, которые тот захочет вести», а единственная личная встреча полководцев закончилась тем, что германцы попытались Цезаря просто убить прямо во время переговоров, и того еле отбили. После чего германцы ещё раз приглашают Салата, но тот не рискует и посылает пару своих офицеров. Германцы же, посчитав что болтовней уже ничего не добьешься, но «с паршивой овцы хоть шерсти клок», берут прибывших для переговоров римлян в плен, и хрен знает что с ними потом стало. С другой стороны, всё это мы знаем в изложении самого Цезаря, который мог и напридумывать клюквы чтобы к нему самому было меньше вопросов.

  • «Юля, ты зачем на германского рикса напал? Нормально же общались, стригли галлов на пару, локтями не толкались. Он в Рим долю малую отстегивал, неуважения не проявлял. Ты совсем дурак?»
  • «Да он моих послов убил и меня чуть не прикончил, и вообще госдолг у него огромный он варвар сраный и свои войска мне предлагал для захвата Рима. Ну я его и того, ибо нефиг»

Напомню, немалая часть римского истеблишмента реально не понимала что творит Цезарь, а денег чтобы залить ими ворчание и полностью развязать себе руки, у него покашто не было.

Ещё одно изображение личной встречи Ариовиста и Цезаря. Ариовист какбы аллегорически говорит «я лучше сдохну ебучим ноунеймом, чем прославлюсь и стану тобой!», а Цезарь какбы не менее аллегорически отвечает «простите, вы кто и что тут вообще происходит?». В реальности, если внимательно посмотреть на факты, становится понятно что было всё примерно полностью наоборот. Старый, опытный и достигший, в принципе, всего чего хотел германский вождь на своем поле принимал молодого, дерзкого и голодного до власти римского проконсула. Ну, в принципе, ничего удивительного, очередная победа Цезаря как гениального пеарщика.

Ещё одно изображение личной встречи Ариовиста и Цезаря. Ариовист какбы аллегорически говорит «я лучше сдохну ебучим ноунеймом, чем прославлюсь и стану тобой!», а Цезарь какбы не менее аллегорически отвечает «простите, вы кто и что тут вообще происходит?». В реальности, если внимательно посмотреть на факты, становится понятно что было всё примерно полностью наоборот. Старый, опытный и достигший, в принципе, всего чего хотел германский вождь на своем поле принимал молодого, дерзкого и голодного до власти римского проконсула. Ну, в принципе, ничего удивительного, очередная победа Цезаря как гениального пеарщика.

Но вернемся на поле боя. Там, тем временем, события наконец-то, после почти недельной паузы, получили развитие. Главное для Цезаря, как и в свое время для Мария, было преодолеть почти животный ужас своих солдат перед германцами. Там и историческая память работала, да и сами по себе они страшные были пиздец. Но если недельку посидеть в укрепленном лагере, который легковооруженное войско германцев взять в принципе не могло, покидать пилумами в копошащихся под стенами застрельщиков, пообвыкнуться, то тогда нормально, в принципе, варвары и варвары. Вот для этого Цезарь паузу и брал. Тем более когда римляне выходили в поле и начинали там маневрировать, то германцы от боя уклонялись, что тоже боевой дух поднимало. И хоть со жратвой были уже ощутимые проблемы, но армия наконец-то настроилась и стала даже рваться в битву. Когда Цезарь это почувствовал, то в очередной раз вывел свои войска в поле, но вместо приглашения Ариовиста на битву они начали ставить второй лагерь как раз между позициями германцев и римлян. Варвары пытались помешать, но не очень активно, их отгоняли и буквально за световой день стройку закончили. После чего основные силы отошли в большой лагерь а в малом осталось два легиона. Толку от этого было немного, конечно, но данное событие показало римской армии что германцы их сами боятся, и к решительным действиям не готовы. Для Ариовиста это была вилка, либо он пытается переиграть римлян в их любимом деле — стройке всяких полевых фортификаций, их взятию и защите, либо он не делает ничего и теряет инициативу. После этого в римском войске пустили слух что германскому вождю их провидица прямо сказала что если он вступит в бой в ближайшие дни, то точно проиграет, вот поэтому он и сидит, и ничего не делает. А на самом деле, как мы помним, Ариовист ждал подкреплений из-за Рейна, и они, судя по всему, были на подходе. Но уже не успевали, следующий день стал решающим.

Собственно, битва при Вогезах. Свежепостроенный лагерь находится на левом фланге римлян. Но на самом деле карта, диспозиция и даже само название битвы очень условны. Мы банально, например, не знаем где она происходила: есть примерно десяток возможных мест по руслу Рейна, которые подходят под описание.

Собственно, битва при Вогезах. Свежепостроенный лагерь находится на левом фланге римлян. Но на самом деле карта, диспозиция и даже само название битвы очень условны. Мы банально, например, не знаем где она происходила: есть примерно десяток возможных мест по руслу Рейна, которые подходят под описание.

Версий как развивалось само сражение две, Цезаря и Диона Кассия, они довольно сильно различаются. Я их обе привожу в несколько порезанном виде под двумя картинками, выделяя ключевые моменты.

Цезарь говорит что в полном порядочке вывел свою армию, и подогнал её прямо к лагерю германцев, с целью начать штурм. И только угроза того что преимущественно мобильной армии Ариовиста сейчас навяжут сражение в узком пятачке лагеря вынудило того принять бой. После чего войска германцев построились и даже (вот же напридумывают, лол) перегородило себе тылы и фланги повозками, чтобы, значит, не иметь возможности отступить и более храбро рубать. И только после этого Цезарь посмотрел на это всё, и своим полководческим чутьем вкурил что левый фланг германцев слаб, и, значит, там начал атаку, а одновременно с ними и германцы побежали вперед, все передрались и Цезарь победил.

А сам он, построив войско в три линии, вплотную подошел к лагерю врагов. Только тогда германцы уже по необходимости вывели из лагеря свои силы. … Все свое войско они окружили повозками и телегами, чтобы не оставалось никакой надежды на бегство. Цезарь ... сам начал сражение на правом фланге, так как заметил, что именно здесь неприятели всего слабее. Наши по данному сигналу атаковали врага с таким пылом и с своей стороны враги так внезапно и быстро бросились вперед, что ни те, ни другие не успели пустить друг в друга копий. Отбросив их, обнажили мечи, и начался рукопашный бой. … В то время как левый фланг неприятелей был разбит и обращен в бегство, их правый фланг своим численным превосходством сильно теснил наших. Это заметил начальник конницы молодой П. Красс, который был менее занят, чем находившиеся в бою, и двинул в подкрепление нашему теснимому флангу третью (резервную) линию. Благодаря этому сражение возобновилось. Все враги обратились в бегство и прекратили его только тогда, когда достигли реки Рейна приблизительно в пяти милях отсюда. (с) Цезарь

«А сам он, построив войско в три линии, вплотную подошел к лагерю врагов. Только тогда германцы уже по необходимости вывели из лагеря свои силы. … Все свое войско они окружили повозками и телегами, чтобы не оставалось никакой надежды на бегство. Цезарь … сам начал сражение на правом фланге, так как заметил, что именно здесь неприятели всего слабее. Наши по данному сигналу атаковали врага с таким пылом и с своей стороны враги так внезапно и быстро бросились вперед, что ни те, ни другие не успели пустить друг в друга копий. Отбросив их, обнажили мечи, и начался рукопашный бой. … В то время как левый фланг неприятелей был разбит и обращен в бегство, их правый фланг своим численным превосходством сильно теснил наших. Это заметил начальник конницы молодой П. Красс, который был менее занят, чем находившиеся в бою, и двинул в подкрепление нашему теснимому флангу третью (резервную) линию. Благодаря этому сражение возобновилось. Все враги обратились в бегство и прекратили его только тогда, когда достигли реки Рейна приблизительно в пяти милях отсюда.» (с) Цезарь

Совсем другую версию рисует нам Дион Кассий. Тут Ариовист вовремя понял что это уже не «попугать» и римляне настроены серьезно, поэтому использовал свое преимущество контроля местности, да и армия у него значительно мобильнее. И напал первым, не дав римлянам выстроить свою боевую линию толком, тем самым превратив сражение в достаточно хаотичную свалку, в которой германцы были особенно сильны. Они атаковали так стремительно, что римляне даже не смогли нормально покидаться дротиками, что очень хорошо характеризует ситуацию.

«Когда варвары увидали, что римляне выходят из лагеря, они не остались на месте, а наскочили на них и не позволили им как следует выстроиться, бегом напали на них с криком и отняли у них возможность воспользоваться дротиками на что те особенно рассчитывали. Варвары подошли к римлянам настолько вплотную, что не могли употребить в дело копья и слишком длинные мечи. … Наконец, возможно дольше затянув такого рода битву, римляне, хотя и поздно, но одолели. Да и сами они могут дольше выдерживать такое напряжение и выносливее варваров, у которых выносливость не равняется быстроте атак. Поэтому последние были разбиты, однако не были обращены в бегство не потому, что они этого не захотели, а потому что они не смогли бежать из-за безвыходности своего положения и истощения. ... Поэтому римляне стали вырывать у них щиты и, нападая на них одни с разбегу, а другие изблизи, как-то на них наскакивали и их рубили. С этого момента многие из них падали с первого удара, а многие умирали, еще не успев упасть, так как от тесноты их строя даже мертвецы держались прямо. Так там, было уничтожено большинство пехоты. А те, кто случайно попал с поля к повозкам, погибали около них вместе с женщинами и детьми. Ариовист с конницею покинул эту местность и ушел к Рейну» (с) Дион Кассий

«Когда варвары увидали, что римляне выходят из лагеря, они не остались на месте, а наскочили на них и не позволили им как следует выстроиться, бегом напали на них с криком и отняли у них возможность воспользоваться дротиками на что те особенно рассчитывали. Варвары подошли к римлянам настолько вплотную, что не могли употребить в дело копья и слишком длинные мечи. … Наконец, возможно дольше затянув такого рода битву, римляне, хотя и поздно, но одолели. Да и сами они могут дольше выдерживать такое напряжение и выносливее варваров, у которых выносливость не равняется быстроте атак. Поэтому последние были разбиты, однако не были обращены в бегство не потому, что они этого не захотели, а потому что они не смогли бежать из-за безвыходности своего положения и истощения. … Поэтому римляне стали вырывать у них щиты и, нападая на них одни с разбегу, а другие изблизи, как-то на них наскакивали и их рубили. С этого момента многие из них падали с первого удара, а многие умирали, еще не успев упасть, так как от тесноты их строя даже мертвецы держались прямо. Так там, было уничтожено большинство пехоты. А те, кто случайно попал с поля к повозкам, погибали около них вместе с женщинами и детьми. Ариовист с конницею покинул эту местность и ушел к Рейну» (с) Дион Кассий

Если попытаться по этим скудным источникам воспроизвести картину более-менее адекватно, то выходит следующее. Кто на кого напал лично мне абсолютно неочевидно. Думаю, что когда римляне начали выводить свои войска и разворачивать на поле, германцы их слегка опередили. После этого Ариовист, как опытный военный, увидел что у римлян левый фланг еще не успел построится, в отличии от правого, и нанес удар туда. Цезарь, в свою очередь, атаковал со своего правого фланга. Обе стороны сразу пошли на сближение, так как понимали что сейчас всё решают минуты — кто первый опрокинет перед собой силы противника и развалит строй, тот и победит. Сражение было упорным, довольно таки долгим. Римляне затащили на своем правом фланге, германцы на римском левом. Но тут сыграла римская организованность, римляне смогли вовремя перебросить на сминаемый левый фланг подкрепления (может Публий Красс ими командовал, а может это просто Цезарь сыну своего кореша Марка Красса так респектнул, но это и не важно) и удержать его. Но и Цезарь, скорее, всего, завяз в германских порядках. Началась рубка на истощение, и тут показала себя римская выучка: они начали теснить германцев. Либо к повозкам (версия Цезаря), либо просто окружая (версия Кассия). Лично мне кажется что германцев начали поджимать к их собственному лагерю, и им там просто не развернуться было, они выдыхались и теряли даже остатки организованности. После чего началась резня, и римляне по максимуму порезали германцев, взяли их лагерь и обратили в бегство.

Сам Ариовист с частью своей армии отошел к Рейну. Переправившись через реку, он встретился с спешащему к нему на помощь племенному ополчению свевов и начал отходить вглубь германских земель. Где сыграла чисто внутригерманская политота. Ариовист был мощным военным вождем, как только его армия погибла, немедленно начался кровавый передел власти между германскими племенами. Скорее всего Цезарь не имеет к этому никакого отношения, хотя… Впрочем, это не важно, важно то, что Ариовист до конца своих дней будет решать проблемы на той стороне Рейна, и больше мы его никогда уже не увидим, так и сгинет непонятно где, и даже непонятно когда.

Цезарь же собрал осенью 58г до н.э. ещё один галльский съезд и подвел итоги войны. Германцы на несколько лет полностью выпали из галльской политики, после чего образовался вакуум силы, который немедленно заполнили римляне. Про то как Салат ловко балансировал между десятками племенных союзов, стравливал их между собой мы поговорим чуть попозже. Пока просто отметим что в Центральной Галлии под патронажем эдуев создавался достаточно сильный проримский союз, на который Цезарь будет опираться следующие пять лет. Он какбы разрубает всю Галлию на сектора и не дает противникам римлян нормально скооперироваться. Римляне же, в свою очередь, имея хорошие позиции прямо в центре региона, могут бить куда захотят, быстро концентрируя силы. Эдуи это крайне важный союзник Цезаря, который обеспечил ему, в общем и целом, практически все его победы. Кроме этого удалось договорится с арвернами и сенонами, ещё двумя крупными союзами. Римляне на этом этапе действуют очень осторожно: берут какой-нибудь средний по силе союз племен и дают ему безнаказанно гнобить более слабых соседей, а тот, в ответ, поддерживает римлян и не мешает им. В итоге римская армия чувствовала себя в Галлии как дома. А ещё, оцените мудрость данной политики, вокруг каждого крупного игрока создавался пояс из более мелких, которые его люто-бешено ненавидят. А римляне в каждый конфликт вписываются в роли арбитров до кучи. «Разделяй и властвуй» из палаты мер и весов.

Я обвел красным те регионы, где Цезарь имел наиболее мощные позиции.

Я обвел красным те регионы, где Цезарь имел наиболее мощные позиции.

К кон­цу 58 го­да Гал­лия уже бы­ла за­во­ева­на Ри­мом в пол­ном объ­еме, даль­ней­шие дей­ствия Це­заря на про­тяже­нии ещё се­ми лет са­ми рим­ля­не обоз­на­ча­ют уми­литель­ным тер­ми­ном «за­мире­ние». Рим­ский са­пог был тя­жел, для мно­гих не­подъемен, по­это­му то тут то там по­яв­ля­лись оча­ги бун­та, ту­шить ко­торые от­прав­ля­лись ле­ги­оны. Они устраивали на тер­ри­тории бун­товщи­ков Адъ и Из­ра­илъ, пос­ле че­го их со­седуш­ки по­нима­ли что они-то ещё неп­ло­хо се­бя чувс­тву­ют под не­помер­ны­ми рим­ски­ми на­лога­ми, во вся­ком слу­чае они ещё жи­вы и да­же от­но­ситель­но сво­бод­ны. Сей­час Гал­лия да­лека от за­мире­ния, пред­сто­ит ещё мно­го ра­боты. Но всё это ло­каль­ные опе­рации на ог­ра­ничен­ной тер­ри­тории, тог­да как вся ос­таль­ная Гал­лия бо­лее-ме­нее мир­но су­щес­тво­вала в сим­би­озе с Ри­мом. По нас­то­яще­му власть Ри­ма за­шата­лась толь­ко в са­мом кон­це, ког­да рим­ля­не нас­толь­ко всех до­еба­ли, что спро­воци­рова­ли все­об­щее галль­ское вос­ста­ние, но до не­го еще пять лет.

Поздняя Римская Республика, ч7. Галльская война 2\6 (57-56г. до н.э.)

Через полторы тысячи лет после Гая Юлия Цезаря другой итальянец, Никколо Макиавелли, будет долго рассусоливать про то, что «Восток это не Запад, а Запад это не Восток». И в итоге придёт к выводу, что Восток тяжело завоевать, но просто удержать, а Запад наоборот. На Востоке власть монолитна, ты разбиваешь местного царя, вырезаешь всю его семью и вуаля, правишь себе. На Западе местные феодалы тебе на отличненько помогут в свержении действующего режима, зато когда сам станешь режимом, то немедленно столкнешься с неотзываемыми привилегиями и прочими «вассал моего вассала не мой вассал».

Слева Николло, справа Цезарь. Они даже чем-то похожи в своих каменных ипостасях времен Возрождения.

Слева Николло, справа Цезарь. Они даже чем-то похожи в своих каменных ипостасях времен Возрождения.

В очередной раз сравнивая Помпея и Цезаря нельзя не отметить, что Восток и Запад и в античные времена ничем принципиально не отличались. Война на Востоке это «пришел, увидел, победил». Помпей в своем походе последовательно разбил всех местных царей и государства приняли власть Рима без особой внутренней ломки. Ну, теперь верховный царь не Митридат а какой-то там Римский Народ за тридевять морей находящийся. В сущности, Востоку наплевать кто там кем правит, они готовы без особого внутреннего протеста подчиняться кому угодно, главное чтоб порядок был. Галлия же это чистый Запад, как из учебника. В свое время галлы пригласили Ариовиста в свою междоусобную зарубу, и он достаточно быстро подмял под себя весь регион. Но непрочно. В итоге Цезарь пришел по приглашению всё тех же галлов (мнимому или реальному, в данном случае это неважно), переломал ноги Ариовисту и выкинул того за Рейн. После чего немедленно столкнулся с теми же проблемами что и любой другой завоеватель — галлы, как только вообще заметили тот факт что их тут немножко завоевали, немедленно начали искать с кем против Цезаря дружить. И, естественно, находили.

"Карта из прошлой части. Довольно условно показаны лояльные Цезарю племенные союзы на конец 58г до н.э. Сегодня разговор пойдет про завоевание белгов и венетов, они там тоже есть.

Карта из прошлой части. Довольно условно показаны лояльные Цезарю племенные союзы на конец 58г до н.э. Сегодня разговор пойдет про завоевание белгов и венетов, они там тоже есть.

При этом Цезарь физически не мог разместить в каждом поселении гарнизон, равно как и убить всех потенциально опасных галлов. Просто потому, что убивать бы пришлось вообще всех, включая грудных детей. Перед ним стояла задача скорее не военная, а политическая: завоевать галлов руками самих галлов. О чем он честно и напишет в своих «Записках», как тонкий дипломат обыграв это в том ключе, что «галлы римлян сами пригласили, а потом сами себя завоевали, а Цезарь просто был вынужден спасти Галлию от себя самой, потому что не мог без слез на это смотреть». Как это соотносится с утверждением самого Цезаря о том, что в результате мирного присоединения треть населения Галлии была уничтожена, а ещё треть обращена в рабов, я ответить затрудняюсь.

Знатные воины из дружины какого-то местного варлорда. В прошлой части народ спрашивал как так выходит что римляне в Галлии партии сторонников имеют, но при этом не просто местных не контролируют, но и не всегда понимают че они творят. Разгадка проста, Рим там присутствовал, в первую очередь, в виде торгового капитала. Как говорил Цицерон: «ни один динарий в Галлии не двигается без римского участия», что, конечно, преувеличение, но ненамного. А основным актором политики «на местах» были варлорды с вот такими парнями в дружинах, которые крышевали определенные территории и профессионально занимались отжимом ценностей у граждан. Ещё были племенные ополчения, но они собирались редко и по серьезному поводу, а большая часть шороху наводилась небольшими профессиональными ЧВК во главе с этакими протофеодалами. И вот их Рим вообще никак не мог контролировать, томушта прежде всего это была каста, достаточно закрытая и со своими заморочками. Чтобы ощутить себя на месте Рима представьте что вы Византия, и у вас на севере живут всякие русичи,тысячи их. И у вас через них торговый путь проложен, «из варяг в греки», по которому эти самые русичи таскают разное и бабло с транзита гребут. А ещё у них дикая феодальная раздробленность, в Киеве каждые пару лет велики князь меняется, все друг с другом воюют, происходит какая-то дичь ебаная, ну и, соответственно, они ещё не так давно приходили щиты прибивать вам к столице и бабла стрясти. А теперь умножьте это на общую нецивилизованность галлов, античные способы работы с информацией (аналитика уровня «одна бабка сказала»), ещё более лютый бардак (чтобы держать торговый путь надо всё это дело объединять чтобы он был твой на всём протяжении, а у галлов наоборот, «моя деревня — моя крепость»), и станет примерно понятно как оно работало. Римляне торговали и работали в основном с городами, где стабильная администрация делает свой небольшой гешефт и может обеспечить крышу над головой. А между этими городами носились варлорды с дружинами или даже целые племена, пока ещё легкие на подъем с целью пограбить соседушек. Отношения между ними были настороженно-дружественные: римляне обеспечивали вождям увеличение гешефта с подконтрольных территорий, а вожди римлянам давали безопасность от всяких отморозков с большой дороги. Так и работали. Затем Цезарь пришел с армией и всё это благоденствие начало накрываться пиздой, томушта у римских барыг резко появилась крыша посильнее любого местного варлорда. А значит и поводов платить местной знати тоже резко поубавилось. А потом выяснилось что Рим вообщет и налоги сам собирать может, а вся эта военная знать ему тут не нужна ни в каком качестве, хехе. Но мы забегаем вперед.

Знатные воины из дружины какого-то местного варлорда. В прошлой части народ спрашивал как так выходит что римляне в Галлии партии сторонников имеют, но при этом не просто местных не контролируют, но и не всегда понимают че они творят. Разгадка проста, Рим там присутствовал, в первую очередь, в виде торгового капитала. Как говорил Цицерон: «ни один динарий в Галлии не двигается без римского участия», что, конечно, преувеличение, но ненамного. А основным актором политики «на местах» были варлорды с вот такими парнями в дружинах, которые крышевали определенные территории и профессионально занимались отжимом ценностей у граждан. Ещё были племенные ополчения, но они собирались редко и по серьезному поводу, а большая часть шороху наводилась небольшими профессиональными ЧВК во главе с этакими протофеодалами. И вот их Рим вообще никак не мог контролировать, томушта прежде всего это была каста, достаточно закрытая и со своими заморочками. Чтобы ощутить себя на месте Рима представьте что вы Византия, и у вас на севере живут всякие русичи,тысячи их. И у вас через них торговый путь проложен, «из варяг в греки», по которому эти самые русичи таскают разное и бабло с транзита гребут. А ещё у них дикая феодальная раздробленность, в Киеве каждые пару лет велики князь меняется, все друг с другом воюют, происходит какая-то дичь ебаная, ну и, соответственно, они ещё не так давно приходили щиты прибивать вам к столице и бабла стрясти. А теперь умножьте это на общую нецивилизованность галлов, античные способы работы с информацией (аналитика уровня «одна бабка сказала»), ещё более лютый бардак (чтобы держать торговый путь надо всё это дело объединять чтобы он был твой на всём протяжении, а у галлов наоборот, «моя деревня — моя крепость»), и станет примерно понятно как оно работало. Римляне торговали и работали в основном с городами, где стабильная администрация делает свой небольшой гешефт и может обеспечить крышу над головой. А между этими городами носились варлорды с дружинами или даже целые племена, пока ещё легкие на подъем с целью пограбить соседушек. Отношения между ними были настороженно-дружественные: римляне обеспечивали вождям увеличение гешефта с подконтрольных территорий, а вожди римлянам давали безопасность от всяких отморозков с большой дороги. Так и работали. Затем Цезарь пришел с армией и всё это благоденствие начало накрываться пиздой, томушта у римских барыг резко появилась крыша посильнее любого местного варлорда. А значит и поводов платить местной знати тоже резко поубавилось. А потом выяснилось что Рим вообщет и налоги сам собирать может, а вся эта военная знать ему тут не нужна ни в каком качестве, хехе. Но мы забегаем вперед.

Для римской военной машины Галльская война была настоящим испытанием на стойкость и организованность. Планировалось силами, не превышающими в моменте ~50к, плюс союзники на местах, покорить и замирить крайне буйный и воинственный народ с мобилизационным потенциалом в десятки раз большим. При этом обеспечивая себе на каждом этапе как минимум паритет в силах и не давая загнать себя в изоляцию (иначе было бы как в Тевтобургском лесу при Октавиане, когда германцев пытались давить грубой силой, а они, в ответ, помножили на ноль 3 легиона в полном составе). На данном этапе римляне действуют очень и очень осторожно, и слова про «сами себя завоевали» вполне соответствуют действительности. По ходу дела мы не раз увидим как Цезарь будет играть на внутригалльских противоречиях, с головой нырнув в разборки местной знати. Кроме того, Цезарю постоянно приходилось проводить демонстрацию силы, грабя-убивая недоговороспособных, и демонстрацию великодушия, даруя вчерашним врагам швободку и замиряя их щадящими условиями капитуляции. Сейчас римский поводок почти не ощутим, римляне, скорее, позиционируют себя в роли этаких посредников между племенами, которые внесут немного порядочка в тот ебаный бардак, что творился в регионе с незапамятных времен. Но даже этого для многих было достаточно чтобы «забрало падало» и кельты доставали топор войны, который тут никогда далеко не убирали.

Кампания 57г до н.э.

Слева общий план кампании, справа расклад по племенам.

Слева общий план кампании, справа расклад по племенам.

Ёщё зимой 58-57г до н.э. начали поступать тревожные вести из Белгики, северной части Галлии. Местные племена заключали альянсы и обменивались заложниками, собираясь по весне двинуться на юг, для окончательного решения римского вопроса. В общей сложности для такого хорошего дела они могли выставить несколько сотен тысяч человек, что делало ситуацию крайне тревожной.

Особенно учитывая что белги это такая помесь кельтов с германцами. Этот народ был максимально удален от Италии и имел с римлянами меньше всего контактов, зато активно контактировал со своими соплеменниками по ту сторону Рейна, и от этого духа старой школы не утратил.

Особенно учитывая что белги это такая помесь кельтов с германцами. Этот народ был максимально удален от Италии и имел с римлянами меньше всего контактов, зато активно контактировал со своими соплеменниками по ту сторону Рейна, и от этого духа старой школы не утратил.

По весне, как только стала возможна логистика, Цезарь с двумя вновь собранными легионами выступает из Провинции на север (зимовал проконсул в Северной Италии, по ту сторону Альп, и решал там политические вопросы, о которых в следующей части). По дороге к нему присоединяются другие легионы (ещё шесть) и уже полностью развернутой армией они вторгаются в Белгику, встав лагерем на реке Аксона. Смысл маневра был в том, чтобы не дать беглам возможность провести полноценную мобилизацию, поэтому война началась ранней весной. Пограничные племена безропотно признали власть Рима, что заставило белгов реагировать в спешке. Тем не менее, даже в этих условиях они смогли выставить армию в несколько раз большую (кое-какие источники говорят и о десятикратном превосходстве, но доверия они не внушают), и разбили лагерь недалеко от римлян.

За точность карты ручаться не буду, но представление дает. В тылу у римлян река, прямо перед ними заболоченный ручей, отличная позиция.

За точность карты ручаться не буду, но представление дает. В тылу у римлян река, прямо перед ними заболоченный ручей, отличная позиция.

Цезарь не раз давал характеристику галлам как людям импульсивным, воинственным, но нестойким в порывах и неорганизованным. Война это не «я махаю своим охуенным зазубренным мечом и головы врагов катятся мне под ноги», это, прежде всего, логистика, управление и снабжение. Белги были намного сильнее в моменте, но Цезарь избрал идеальную позицию для обороны — для атаки им пришлось бы пересекать болото, находящееся аккурат между двух армий, а тыл Цезарю прикрывала река. Армия белгов не была монолитной, это был в любой момент готовый распасться союз племен, а снабжать такую орду в течении долгого времени не было никакой возможности. Римляне же окопали себе фланги укреплениями, запаслись провизией и ехидно наблюдали что будет дальше. Белги, так и не решившись на лобовой штурм, попытались обойти Цезаря с тыла и форсировали реку чуть поодаль. Но войсковая разведка об этом оперативно донесла, и легионеры успели как раз вовремя, застав противника на переправе, отбросив назад и перебив авангард.

Как этих милых людей вообще можно представить занятыми долгой, выматывающей осадой или выполняющими разные хитрые тактические маневры? Да, с большим трудом. Цезарь загнал своих противников в игру, в которой римляне были гроссмейстерами, а белги даже на первый юношеский с трудом тянули.

Как этих милых людей вообще можно представить занятыми долгой, выматывающей осадой или выполняющими разные хитрые тактические маневры? Да, с большим трудом. Цезарь загнал своих противников в игру, в которой римляне были гроссмейстерами, а белги даже на первый юношеский с трудом тянули.

Этот первый, локальный и ничего не значащий фейл привел белгов в полное расстройство. В стане вождей началось брожение: ничего не делать они не могли, а атаковать было явным самоубийством. А через пару дней такого стояния до них начало доходить что происходит: по приказу Цезаря эдуи, наиболее последовательные римские союзники из Центральной Галлии, нанесли удар по оставленным без защиты землям белгов. Ополчение и так почти дозрело либо всё-таки атаковать «и похуй», либо по домам расходится, а тут такой повод. На следующую ночь первые племена, по которым как раз проехались эдуи, начали уходить обратно в свои земли. На остальных варваров это произвело столь гнетущее впечатление, что очень быстро исход превратился в паническое бегство всего племенного ополчения. К утру римляне обнаружили лагерь белгов полностью пустым. Выждав ещё несколько часов, Цезарь снялся со стоянки и выдвинулся следом, нанося арьергарду отступающих чувствительные удары. Белги, канешн, ободряли друг друга, клялись прийти на помощь против римлян и всё такое, но это был самообман. На самом деле Рим уже выиграл, развалив коалицию и заставив каждого выживать в одиночку. Никто не сопротивлялся, без боя покоряя одно племя за другим, беря заложников и требуя разоружения, Цезарь достаточно быстро покорил почти всю Белгику.

По настоящему серьезное сопротивление ему оказали нервии, армия которых напала на римлян у реки Сабис. Тут белги, наконец, показали чего они стоят в привычных для себя условиях. Нервии атаковали стремительно, в тот момент, когда легионы были рассредоточены для обустройства стоянки, и многие легионеры отправились за материалами для лагеря. Ситуация тут же стала критической, из-за холмов было совершенно непонятно что вообще происходит, а лес позволяли противнику маневрировать и перебрасывать резервы. В какой-то момент стало казаться что это конец, нервии вырежут всех по очереди.

Картинки изображают избиение уже имперских римлян германцами в Тевтобургском лесу. Но это отличная иллюстрация того, как варвары показывают римлянам правила игры «внезапно напади из леса, создай максимум хаоса и убей их всех», хехе. При Сабисе ещё и темно было, плюс ко всему. Отличная игра, римлянам очень понравилось.

Картинки изображают избиение уже имперских римлян германцами в Тевтобургском лесу. Но это отличная иллюстрация того, как варвары показывают римлянам правила игры «внезапно напади из леса, создай максимум хаоса и убей их всех», хехе. При Сабисе ещё и темно было, плюс ко всему. Отличная игра, римлянам очень понравилось.

А вот план самой битвы. Даже я ничего тут понять не могу.

А вот план самой битвы. Даже я ничего тут понять не могу.

Но нервиев было слишком мало. Насколько можно судить, у римлян было численное превосходство или, как минимум, паритет в силах, отчего первый же отбившийся легион поспешил на помощь следующему и так, постепенно, наступающие были разбиты. В плен они сдавались неохотно и, по большей части, были уничтожены. Это была единственная полноценная битва этой кампании, дальше Цезарь без особых проблем додавил оставшихся.

Современная картина на тему «римляне режут нарвиев»

Современная картина на тему «римляне режут нарвиев»

Концентрация армии больше была не нужна, поэтому несколько легионов отправляются в отдаленные провинции на зимние квартиры, а остальные распределяются по союзникам. Была уже ранняя осень 57г до н.э, белги были разбиты, больше проблем как будто не ожидалось. Раскидав свои легионы, Цезарь оправляется в Иллирию, наместником которой он был назначен Сенатом, но где так и не успел побывать до этого момента. Там он проведет зиму и раннюю весну.

Кампания 56г до н.э.

Слева общий план кампании 56г до н.э, справа Арморика, где будут происходить основные события. Про Арморику надо знать одно — это абсолютный медвежий угол до сих пор, этакая французская Карелия. Объясняется это просто — она упирается в Атлантику, а так как плавать по ней тяжело, и, обычно, нафиг никому не надо, то там ничего и не происходит. Строятся и рушатся империи, происходят промышленные и социальные революции, а на этом полуострове до сих пор некоторые местные диалекты имеют кельтское происхождение, оставшееся от античности. В общем — полная жопа или пасторальный рай, в зависимости от точки зрения. В историю эта территория обычно не попадает, но Цезарь и в этом плане выступил как новатор.

Слева общий план кампании 56г до н.э, справа Арморика, где будут происходить основные события. Про Арморику надо знать одно — это абсолютный медвежий угол до сих пор, этакая французская Карелия. Объясняется это просто — она упирается в Атлантику, а так как плавать по ней тяжело, и, обычно, нафиг никому не надо, то там ничего и не происходит. Строятся и рушатся империи, происходят промышленные и социальные революции, а на этом полуострове до сих пор некоторые местные диалекты имеют кельтское происхождение, оставшееся от античности. В общем — полная жопа или пасторальный рай, в зависимости от точки зрения. В историю эта территория обычно не попадает, но Цезарь и в этом плане выступил как новатор.

Обычной практикой для Рима было брать заложников из числа знати покорённых народов, дабы покоренные вели себя хорошо. Когда Публий Красс (легат, сын того самого Красса-триумвира) со своим Седьмым легионом прибыл в Арморику (современная Бретань) и начал готовиться к зимовке, то разослал своих центурионов к соседним племенам за провизией. Но там и так жрать особо нечего, а после войны тем более, поэтому галлы решили что воевать дешевле чем кормить всю эту орду римлян и отказали в продовольствии. А чтобы вернуть своих знатных заложников — захватили римских фуражиров в плен. Началось новое антиримское восстание, лидером которого стали венеты, племя с самым большим в Галлии морским флотом и имеющее тесные контакты с Британией.

Вот такие у нас есть изображения кораблей венетов, что, канешно, за уши притянуто всё. Но можно предположить что были они этакими протодраккарами, на которых через тысячу лет викинги захарасят вообще всё до чего смогут на них доплыть.

Вот такие у нас есть изображения кораблей венетов, что, канешно, за уши притянуто всё. Но можно предположить что были они этакими протодраккарами, на которых через тысячу лет викинги захарасят вообще всё до чего смогут на них доплыть.

Для Цезаря самое хреновое было то, что он не контролировал ситуацию, а венеты беспрепятственно вербовали в свой антиримский альянс всё новые племена, понимая, что тут уж «победа или смерть», такое не прощают. Кроме того, были серьезные опасения насчет Британии. На тот момент это была «терра инкогнита», че там творится никто в Риме не знал, и даже карты островов у Цезаря не было. А ну как ВНЕЗАПНО высадится целая армия британцев и кирдык. От германцев то еле отбились, а эти, по слухам, ещё более дикие (британские племена и вправду прислали небольшие воинские контингенты, но на исход дела это никак не повлияло). Ну и, канешн, отсутствовал флот в Атлантике. У союзных Риму племен были небольшие прибрежные флоты, но их было мало и для боя они не годились, у Цезаря там не было вообще ничего.

В общем, в начале года полководец прибывает в Галлию, и, по уже сложившейся традиции, разводит кипучую деятельность. Самое главное на этом этапе было ограничить восстание одной Арморикой, для чего все приграничные территории нашпиговываются римскими войсками, колеблющихся убеждают в том, что Рим это правильный выбор, а венеты — неправильный. Особо упертых режут-убивают. Ограниченный контингент отсылается в недавно покоренную Белгику, следить за Рейном. Публий Красс же, как виновник всего этого безобразия, отправляется покорять Аквитанию, а в конце года его и вовсе сливают в Рим, заниматься политикой. Мы ещё встретимся с ним в Сирии, на пару с отцом, в их последнем приключении.

Флотом занимается Децим Юний Брут Альбин (не тот самый, который «и ты, Брут!» а другой Брут. Разбираться с Брутами будем когда дойдем до 44 года до н.э, пока просто запомните что этот тоже убивал Цезаря, но третьим по счету а не первым, как Марк Юний Брут, томушта родословной не вышел). У Децима задача была сложнее всего: из говна и спичек, за пару месяцев, собрать годный флот. Тут показала себя римская логистика — только империя способна «там где раньше волки срали — построить магистрали», или, в данном случае, мощную морскую группировку. Цезарь уже достаточно поднакопил ресурсов и влияния, поэтому Бруту открыл практически неограниченный кредит, и тот развернулся. Заказал из всей Республики мореходов, плотников, разную оснастку целыми караванами завозил откуда недалеко. Активно привлекал местных как к работе, так и к службе в качестве матросов. В общем — справился. Так как море было полностью под контролем венетов, собирали флот в устье Луары, и уже оттуда начинали боевые действия на море.

Луара наглядно.

Луара наглядно.

Цезарь в это время посылает против венетов несколько легионов и пробует противников на зуб. Но те укрепились в прибрежной зоне и когда их прижимали — просто уплывали в другое место. В общем, армии там делать было нечего. Плюс ко всему, как мы помним, там нечего было жрат (из-за чего, собственно, и вспыхнуло восстание), поэтому Цезарь встал лагерем на границе Арморики и стал ждать флот, отбыв на время ожидания в Италию по важным делам (о них в следующей части).

А Брут уже к началу лета начал делать ознакомительные рейды в Атлантику. Так как времени не было, римляне наклепали уже знакомые им триремы в огромном количестве, без особых изменений. Но Средиземное море и Атлантика это две большие разницы. В океане огромные волны (триремы низкие, у кораблей венетов высокие борта и они тяжелее) и очень сложные прибрежные воды (у венетов плоское и крепкое дно, у трирем оно конусом), поэтому потери римский флот начал нести практически сразу, так как был плохо приспособлен для океана. А при столкновении с противником выяснилось, что сражаться с ним очень трудно — таран не работает (триремам не хватает сил чтобы пробить крепкие борта противника), абордаж не работает (из-за высоких бортов туда хрен заберешься), дальнобойное вооружение тоже не работает (венеты стреляют сверху, нанося значительно большие потери римлянам), ничего не работает, как тут воевать то? Первые сражения проходили при тотальном превосходстве варваров, и если бы в этот момент венеты навязали решительное сражение, то римляне были обречены. Но венеты тупили и ограничивались локальными стычками, а римляне учились и, к концу лета, научились.

Триремы, моделька и современная реконструкция. Кстати, по поводу трирем до сих пор идут срачи, сколько там на самом деле было весел. Триремы либо трёхвёсельные, по одному гребцу на весло, либо двухвесельные, на нижнем ряде один гребец на весло, а на верхнем два. Последнее логичнее, томушта чем бы выше и чем больше плечо, тем сложнее давать усилие на весло. В итоге располагающиеся от воды на высоте метров трех гребцы просто будут бестолково макать свои весла в воду а тащить судно продолжат два нижних ряда. Звучит как бред. Однако в историографии плотнейшим образом окопались сторонники первой теории, по ней суда хрехвесельные и вроде как фрески подтверждают именно её. В общем, я в растерянности по этому поводу.

Триремы, моделька и современная реконструкция. Кстати, по поводу трирем до сих пор идут срачи, сколько там на самом деле было весел. Триремы либо трёхвёсельные, по одному гребцу на весло, либо двухвесельные, на нижнем ряде один гребец на весло, а на верхнем два. Последнее логичнее, томушта чем бы выше и чем больше плечо, тем сложнее давать усилие на весло. В итоге располагающиеся от воды на высоте метров трех гребцы просто будут бестолково макать свои весла в воду а тащить судно продолжат два нижних ряда. Звучит как бред. Однако в историографии плотнейшим образом окопались сторонники первой теории, по ней суда хрехвесельные и вроде как фрески подтверждают именно её. В общем, я в растерянности по этому поводу.

Брут клепал флот в промышленном масштабе, легка восполняя потери. Команды приобретают опыт, а стычки с венетским флотом дают тот единственно верный способ, которым римляне могли побеждать. Венеты ходили под парусами, Рим пользовался веслами. Это делало римлян значительно более маневренными в ближнем бою. Поэтому римские триремы сближались с противником на дистанцию клинча и специальными шестами с серпом подрезали у венетских кораблей такелаж (который, из-за конструктивной особенности, был расположен на внешней стороне бортов), после чего у тех падали мачты и они становились совершенно беспомощными, так как их гребцы не могли придать кораблю нормальное ускорение. После этого на обездвиженный корабль слетались маленькие и юркие суда римлян и с нескольких сторон брали его на абордаж, профит.

В конце лета Брут посчитал что он готов и вывел весь свой флот в океан, на соединение с Цезарем, который наблюдал за сражением с берега. Туда же выдвинулся весь венетский флот в составе 220 боевых кораблей (цифра от Цезаря если что, я свечку не держал. Знаю что чет дохрена, но других данных нет). Римлян было несколько больше, но неизвестно сколько именно. Их тактика была проста — сойтись на расстояние клинча с вражеским флотом, развалить его построение, и за счет большей маневренности и свежеоткрытого лайфхака захватывать венетские корабли, а там видно будет. Так оно и произошло, что стало для венетов немалым шоком. После чего они попытались вывести основные силы своего флота из боя, и, видимо, переосмыслить морскую войну в свете вновь открывшихся фактов. И ушли бы под парусами, за счет превосходства в крейсерской скорости, но римлянам просто адово повезло. Наступил полнейший штиль, венетские корабли стали практически неподвижны и захватывались один за другим. К вечеру было захвачено большинство, многие сдались, ушли жалкие остатки ещё утром могучего флота. Особый смак в том, что Рим получил почти две сотни прекрасных кораблей практически неповрежденными. Битва в заливе Морбиан закончилась.

Собственно, сабж.

Собственно, сабж.

После этого началась зачистка Арморики от противника. Цезарь жестоко покарал мятежные племена. Казнил всех старейшин, а воинов продавал как рабов. Римская администрация на оккупированных территориях стала значительно жёстче. И, что самое главное, Рим обзавелся океанским флотом. Ему достались все морские базы и верфи венетов, а римские инженеры получили возможность ознакомится с технологиями изготовления этих судов и адаптировать римский флот под новые задачи.

После трех лет войны (58-56г до н.э.) в Галлии больше не осталось сил, способных противостоять Риму. Далее планировалась экспедиция в Британию (ходи слухи что там прям Эльдорадо, несметные богатства и всё такое) и за Рейн (римляне боялись Рейна, из-за него вечно какая-то хуйня вылезает и ее потом приходится долго и кроваво загонять обратно), ну и дальнейшее замирение галлов, куда уж без этого. Тем не менее, в спокойное поедание Галлии грубо вмешалась римская политика, пришлось спешить. Но об этом в следующей серии.

А на сегодня всё.

А на сегодня всё.

Далее нас ждет этакая политическая интерлюдия про Рим в те годы (мы там оставили Помпея, Красса, Цицерона, Катона и других забавных римских мужиков, теперь они о себе напомнят самым наглым образом). Плюс там же поговорим почему Галлия, которая сейчас вполне замирена и не бунтует, вдруг через пару лет просто взорвется восстаниями и чадом угара во мгле ада. На это есть причины — Цезарь решил переиграть тот социальный договор, который сейчас предлагает Галлии. Если проводить аналогии, то легкая эротика закончилась и началось античное снафф-порно.

p.s. Продолжение так и не вышло.

[Druidism.ru)
ещё